От чего зависит обозначение 1 эд50
Перейти к содержимому

От чего зависит обозначение 1 эд50

  • автор:

Применение статистических методов в биотехнологических исследованиях часть 2. Стандартизация условий определения титра инфекционности вируса ньюкаслской болезни Текст научной статьи по специальности «Ветеринарные науки»

ВАКЦИНА / VACCINE / КУЛЬТИВИРОВАНИЕ ВИРУСА / VIRUS CULTIVATION / ТИТР / РЕАКЦИЯ ГЕМАГГЛЮТИНАЦИИ / HEMAGGLUTINATION REACTION / МЕТОД КЕРБЕРА / A METHOD OF KERBERA / СТАНДАРТИЗАЦИЯ / STANDARDIZATION / СТАТИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ / STATISTICAL ANALYSIS / TITRE / HEMAGGLUTINATION

Аннотация научной статьи по ветеринарным наукам, автор научной работы — Неминущая Л.А., Скотникова Т.А., Токарик Э.Ф., Ковальский И.В., Еремец Н.К.

На модели вирусвакцины против ньюкаслской болезни проведена автоматизация процесса статистической обработки экспериментальных результатов определения инфекционной активности вирусвакцины с помощью специализированных программных сред. Методологические подходы могут быть применены для автоматизации статистической обработки других вирусологических и микробиологических исследований.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по ветеринарным наукам , автор научной работы — Неминущая Л.А., Скотникова Т.А., Токарик Э.Ф., Ковальский И.В., Еремец Н.К.

Применение статистических методов в биотехнологических исследованиях часть 1. Анализ современного состояния проблемы, обоснование выбора методов многомерной статистики и программной среды

Применение статистических методов в биотехнологических исследованиях часть 3. Алгоритм определения иммуногенности вирусвакцины против ньюкаслской болезни

Вопросы экологической безопасности и ресурсосбережения в биотехнологии производства и применения препаратов для ветеринарии

Нормативные и информационно-справочные документы по вопросам обеспечения безопасности и качества лекарственных средств для животных

Проектный подход в создании инновационных биотехнологических препаратов
i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Применение статистических методов в биотехнологических исследованиях часть 2. Стандартизация условий определения титра инфекционности вируса ньюкаслской болезни»

ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПРОИЗВОДСТВА

Л. А. Неминущая, Т. А. Скотникова, Э. Ф. Токарик, И. В. Ковальский, Н. К. Еремец, Ю. Д. Фролов, В. И. Смоленский, З. А. Канарская

ПРИМЕНЕНИЕ СТАТИСТИЧЕСКИХ МЕТОДОВ В БИОТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ

ЧАСТЬ 2. СТАНДАРТИЗАЦИЯ УСЛОВИЙ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ТИТРА ИНФЕКЦИОННОСТИ ВИРУСА

Ключевые слова: вакцина, культивирование вируса, титр, реакция гемагглютинации, метод Кербера, стандартизация,

На модели вирусвакцины против ньюкаслской болезни проведена автоматизация процесса статистической обработки экспериментальных результатов определения инфекционной активности вирусвакцины с помощью специализированных программных сред. Методологические подходы могут быть применены для автоматизации статистической обработки других вирусологических и микробиологических исследований.

Keywords: a vaccine, virus cultivation, titre, hemagglutination, hemagglutination reaction, a method of Kerbera, standardization, the

On model virusvaccine against Newcastle disease automation of process of statistical processing of experimental results of definition of infectious activity ND virus by means of specialised program environments is spent. Methodological approaches can be applied to automation of statistical processing of other virologic and microbiological researches.

Актуальность. Вакцины — это препараты, содержащие живые или инактивированные микроорганизмы (вирусы или бактерии), являющиеся возбудителями инфекционной болезни. Путем введения в организм человека или животного ослабленных или инактивированных

микроорганизмов в количестве, которое не может вызвать заболевание, но достаточном, чтобы организм начал реагировать на них, вырабатывается невосприимчивость организма, то есть иммунитет. При повторной встрече, но уже с настоящим (живым) возбудителем болезни организм человека или животного в состоянии предупредить заражение или ослабить последствия заболевания.

Живые вакцины содержат ослабленные живые микроорганизмы. Они способны размножаться в организме и вызывать выработку защитных факторов, которые обеспечивают невосприимчивость человека и животного к данному патогену [1]. Живые вакцины готовят, в основном, в сухом виде. Это связано с тем, что живые вакцинные штаммы микроорганизмов (вирусов и бактерий) весьма чувствительны к неблагоприятным факторам, возникающим при хранении, транспортировке и применении, особенно в условиях повышенных температур. Поэтому жидкие живые вакцины имеют короткие сроки годности и узкий температурный интервал (плюс 8 -10 °С) хранения и транспортировки

Традиционная технология изготовления сухих живых вирусных вакцин включает следующие основные этапы:

— размножение вируса в чувствительной к нему биологической системе (культуры клеток и тканей, эмбрионы птиц, организмы животных);

— приготовление вируссодержащих суспензий;

— смешивание с защитной средой;

— укупорка и этикетирование;

— контроль готовой формы вакцины по основным показателям качества [2, 3, 4, 5].

Согласно международным требованиям качество вирусных вакцин обеспечивается тремя основными показателями: безопасность,

эффективность и стабильность [6, 7].

Для культивирования вирусов предложены различные методы, однако для получения их в больших количествах, для целей изготовления противовирусных специфических препаратов с 30-х годов XX в. применяется размножение в организме восприимчивых животных, в частности, в развивающемся курином эмбрионе (КЭ), а также в тканевых культурах. Большинство известных вирусов, в том числе вирус ньюкаслской болезни (НБ), обладают способностью размножаться в курином эмбрионе. По сравнению с культурами клеток КЭ значительно реже контаминированы вирусами и микоплазмами, а также обладают сравнительно высокой жизнеспособностью и устойчивостью к различным воздействиям. Однако нельзя полностью гарантировать стерильность этой живой системы, так как эмбрионы могут нести в своем содержимом вирусы и другие патогенные агенты (вирусы инфекционного бронхита кур, ньюкаслской болезни, гриппа, лейкоза, хламидии и микоплазмы), которые могут искажать результаты исследования. Поэтому в настоящее время используют СПФ-эмбрионы (СПФ — свободные от патогенного фактора), для получения которых используют специальные технологии выращивания и контроля [1, 6, 8].

Согласно требованиям ВОЗ [9] при тестировании любого материала (объекта) необходимо использование эталонной серии (ЭС) -образца для сравнения, который предварительно должен быть охарактеризован для получения статуса эталонного. Это особенно важно, когда для контроля используют тест-системы биологической природы (например, культуры клеток и тканей, куриные эмбрионы, лабораторные животные), нестандартность которых может привести к получению ошибочных результатов.

По рекомендациям ВОЗ ЭС применяется для следующих целей:

— определение биологической активности при серийном производстве препаратов;

— комиссионное испытание препарата в случае возникновения спорных ситуаций;

— испытание нового биологического препарата;

— сравнение результатов научных исследований.

В производстве фармацевтических лекарственных средств используются хорошо поддающиеся стандартизации химико-

фармацевтические субстанции, химические и физические методы, обеспечивающие высокую степень стабильности качества самих лекарств и технологических процессов их изготовления. В отличие от них производство иммунобиологических препаратов (ИБП), в частности, вакцин, связано с биологическими материалами и сложными многооперационными процессами, и подвержено влиянию различных факторов (качество питательных сред, растворов и вирусного сырья, методов сушки, способов оценки биологических свойств полученных препаратов и т.д.). Это приводит к непостоянству спектра и природы конечных продуктов. Поэтому необходимо применение статистических методов анализа, сбора, систематизации данных для всех показателей качества [10, 11].

Контроль качества в данной отрасли относится к разрушающим видам контроля, это определяет его выборочный характер, который характеризуется применением статистических методов обработки результатов [12, 13]. Обязательной частью процесса производства является анализ характера разброса данных, количественная характеристика величины разброса и сравнение с нормативными показателями. Эталонные серии препаратов используют для стандартизации условий определения: титра инфекционности вируса, безвредности и иммуногенности образцов вакцины. В качестве эталонной серии используют часть серии вакцины, приготовленной в соответствии с нормативной документации в стандартных условиях. Образцы эталонной серии хранят при температуре < - 40 °С.

Культивирование вируса ньюкаслской болезни (НБ). В работе использован вирус НБ лентогенного (вакцинного) штамма Ла-Сота. Культивирование вируса НБ проводят на развивающихся куриных СПФ — эмбрионах (РКЭ), полученных из СПФ — хозяйства. Заражают вирусом в аллантоисную полость эмбриона

преимущественно на 9 — 11 день инкубации, поскольку аллантоисная полость достигает максимальных размеров на 9-12-й день развития эмбриона [13]. Вирус накапливается в аллантоисной жидкости. Вскрытие куриного эмбриона и получение вируссодержащего материала требует соблюдения правил асептики. Экстраэмбриональная аллантоисная жидкость представляет, по существу, готовую суспензию вируса объёмом до 10 мл.

Определение титра вируса в реакции гемагглютинации (РГА). Вирус НБ, размножаясь в РКЭ, не вызывает ни их гибели, ни патологоанатомических изменений, поскольку он обладает способностью агглютинировать эритроциты, то обнаружить такой вирус можно лишь с помощью реакции гемагглютинации. Гемагглютинация представляет собой соединение эритроцитов в хлопья при добавлении к ним суспензии гемагглютинирующего вируса (рис. 1) [12].

Рис. 1 — Принципиальная схема РГА

Образование хлопьев, видимых

невооруженным глазом, можно наблюдать через 5 -10 мин. после смешивания капли вируссодержащей жидкости и капли взвеси эритроцитов. Хлопья эритроцитов оседают ровным слоем в форме так называемого зонтика. Оценку РГА производят в крестах (рис. 2) [13].

Рис. 2 — Система оценки РГА в крестах

РГА используют как для обнаружения, так и для определения титра вируса.

При изготовлении ИБП необходимо постоянно определять количество вирусов в том или ином материале. Количество вируса в биологическом материале определяют по титру вируса. Титр вируса — количество вируса в единице объема вируссодержащей жидкости, определяемое по числу инфекционных, бляшкообразующих,

гемагглютинирующих или других единиц активности вируса.

При титровании вируса делают 10-кратные разведения вируса в физиологическом растворе (0,9

% раствор хлорида натрия). На каждое разведение используют от 6 до 10 КЭ. Заражающая доза — 0,1 мл вируссодержащей жидкости (ВСЖ). Через 72 часа инкубации при (37±0,5) °С учитывают результаты титрования — яйца вскрывают и ставят РГА по стандартной методике.

Эмбрион, содержащий вирус, отмечают знаком «+»; не содержащий вируса — знаком «-». Полученные результаты представляются в качественном виде. Но такое представление данных не подходит для проведения статистической обработки. Поэтому необходимо перевести их в количественную форму представления.

Определение титра инфекционности вирусов в значительной степени зависит от метода количественного исследования, основанного на принципе «доза — эффект». Такой принцип может реализовываться различными способами: по Керберу или по Риду и Менчу [12, 13].

Для определения титра вируса НБ ВОЗ рекомендует использовать метод Кербера, который традиционно используется и в отечественной вирусологии [12, 14]. Экспериментально было установлено, что для определения титра вируса НБ метод Кербера является более простым и точным, чем расчет по Риду и Менчу, поскольку последний предусматривает использование кумулятивных данных и имеет ряд недостатков:

— более высокая доза не всегда вызывает более высокий инфекционный эффект;

— невозможность вычислить стандартную ошибку используемого метода;

— виртуальное впечатление, что титрование проводилось с большим числом тест — объектов, чем фактически.

Определение титра вируса НБ методом Кербера (в модификации Ашмарина) заложено в нормативную документацию (Технические условия ТУ 10-19-212-86) на промышленное производство сухой вирусвакцины против НБ птиц, штамм Ла-Сота [15, 16].

Расчет титра инфекционности вируса по методу Кербера. Для обозначения количества вещества, воздействующего на биологический объект, используется понятие доза. Под дозой понимается некоторое количество агента, введенного в среду для исследования, и которое может изменить его состояние. Предполагается, что существует некоторая граница (которая не наблюдаема), при превышении которой у тест-объекта проявляется эффект. Если же уровень вводимого вещества ниже этого порога, то эффект отсутствует. Таким образом, под эффектом понимается наблюдаемый качественный

(альтернативный) отклик объекта на введенную дозу [17].

Зависимость между дозой биоагента и долей положительных реакций на вирус может быть выражена графиком, имеющим 8- образную форму. По причине несимметричности, математическая обработка данных, представляемых графически связана с трудностями. Для упрощения формы

графика по оси абсцисс вместо дозы откладывают логарифм дозы.

Этот метод наиболее универсален. Количество вируса (титр вируса) при этом измеряется в эффективной 50 %-ной дозе — ЭД50.

1 ЭД50 — это доза вируса, способная вызывать инфекционный эффект у 50 % зараженных тест-объектов. Для каждого вируса подбирают чувствительный к нему тест-объект — лабораторные животные (обычно белые мыши), куриные эмбрионы (для вируса НБ) или культура клеток. У куриных эмбрионов действие вируса оценивается в летальной (ЛД) и инфекционной (ЭИД) дозах.

1 ЭИД50 — доза вируса, вызывающая патологоанатомические изменения у 50 % зараженных куриных эмбрионов. Количество ЭИД50 вируса, содержащееся в единице объема вируссодержащего материала, будет выражением титра вируса в этом материале [13]. Недостатком является трудоемкость, длительность и необходимость статистического расчета.

Методика определения титра вируса в единицах 50 %-ного инфекционного действия заключается в том, чтобы в ряду 10-кратных разведений испытуемого вируссодержащего материала найти такое, в объеме заражающей дозы которого содержалась бы одна ЭИД50, а затем рассчитать, сколько таких единиц вируса содержится в таком же объеме вируссодержащего материала. Это и будет титр вируса.

Формула расчета дозы (титра) вируса по методу Кербера:

ЬяЭИД50/мл = — с(ЕЬ1 — 0.5), (1)

где — максимальное разведение вирус

содержащего материала, с — логарифм кратности разведения, Ь1 — отношение числа эмбрионов, которые при введении данного разведения вируса дали положительную реакцию ГА, к общему числу эмбрионов, инокулированных данным разведением вируса, ЕЫ — сумма значений Ь1, найденных для всех испытанных разведений. Для каждого значения титра вычисляется стандартная ошибка, которая впоследствии повлияет на значение стандартизации эксперимента.

Стандартная ошибка вычисляется по формуле:

(8эид50)2 = ^(^(1 — рО/(т — 1)), (2)

где И — интервал между разведениями (десятикратный), Р1 — вероятность положительного ответа в РГА, п1 — количество эмбрионов в одном разведении, используется при расчете доверительного интервала.

Результаты обсчета экспериментальных данных методом Кербера можно обрабатывать статистически. Однако в доступной нам литературе не найдено конкретных рекомендаций по автоматизации этого процесса.

Цель представленной работы — на модели вирусвакцины против ньюкаслской болезни

стандартизовать метод определения активности вакцинного вируса и автоматизировать процесс статистической обработки экспериментальных результатов, используя специализированные программные среды.

Стандартизацию титра инфекционности вируса НБ проводили путем многократного титрования образцов эталонной серии вакцины на различных партиях РКЭ в течение 3,5 лет. В результате получена матрица из 135 значений титра инфекционности вируса эталонной серии.

Анализ результатов многократного (n = 135) определения титра инфекционности ЭС складывается из:

— определения характера статистического распределения вероятностей экспериментальных данных;

— определения вариабельности данных по наличию «временного дрейфа»;

— определения вариабельности данных по наличию сезонной изменчивости чувствительности КЭ к вирусу НБ;

— определения среднего значения титра ЭС и его доверительного интервала.

Предобработку результатов экспериментов по методу Кербера в модификации Ашмарина проводили с использованием приложения MS Excel из пакета офисных программ компании Microsoft -MS Office. В результате получены следующие базы данных (с разбивкой по сезонам).

Таблица 1 — Исходные данные

(титры вируса эталонной серии, ^ЭИД5(/мл)

зима весна лето осень

01.09* 9,8 03.09 9,1 06.10 9,1 09.10 8,7

8,8 9,3 07.10 9,1 9,5

02.09 8,6 8,4 9,4 10.10 8,9

12.10 9,3 04.09 9,6 08.10 8.5 9,4

8,7 8,6 8,6 11.10 8,9

9,4 9,1 9,3 09.11 9,2

01.11 8,9 05.09 9,0 06.11 9.4 8,5

02.11 9,0 8,9 8,7 10.11 8,8

9,0 03.11 9,1 9,6 8,8

9,1 8,7 07.11 9,4 11.11 8,2

12.11 9,3 8,9 9,0 09.12 9,0

i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

01.12 8,4 04.11 9,4 08.11 8,6 9,9

8,8 9,0 8,8 10.12 9,5

9,5 8,9 06.12 8,8 11.12 9,3

02.12 9,2 05.11 8,5 9,2

Примечание. *01.09 — январь 2009 и так далее.

Поскольку получение экспериментальных данных данных связано с биообъектами, на которые

влияет множество факторов, характер распределения данных не определен. Это говорит о том, что данные носят статистический характер взаимосвязи и работа с ними требует использования статистической модели [18].

Алгоритм обработки представленной базы данных был следующим:

1. Описание материала.

1.1. Расчет выборочных характеристик распределения.

1.2. Построение гистограмм и полигонов частот.

2. Оценивание. Непараметрические оценки плотности и функции распределения.

3. Проверки гипотез.

3.1 Параметрические задачи проверки гипотез.

— Проверка равенства математических ожиданий для двух нормальных совокупностей.

— Проверка равенства дисперсий для двух нормальных совокупностей.

3.2 Непараметрические задачи проверки гипотез.

— Проверка гипотезы согласия с нормальным семейством распределений по критерию типа Колмогорова-Смирнова.

— Проверка гипотезы однородности выборок с помощью критерия Уилкоксона.

Первой ступенью статистического анализа является проверка распределения на близость к нормальному распределению, поскольку она является необходимой предпосылкой для корректного применения большинства классических методов математической статистики [19].

Алгоритм оценки нормальности

складывается из анализа гистограммы распределения, графика Р-Р и обобщенных показателей (асимметрия и эксцесс). Если же эти методы не дают четкого описания нормальности распределения, то проводится проверка нормальности по критериям согласия, например, Колмогорова-Смирнова или Шапиро-Вилкса. Выбор критерия зависит от объема выборки [20].

В соответствии с поставленными задачами, в работе использованы следующие статистические модели их решения:

— Построение гистограммы и вычисление обобщенных показателей выборки; — Анализ данных на наличие сезонной изменчивости;

— Проверка на наличие временного дрейфа титра инфекционности вируса ЛРЭС;

— Расчет доверительного интервала.

Статистические критерии, примененные в этой работе, подробно описаны в статье [21].

Построение гистограммы и вычисление обобщенных показателей выборки. Для того чтобы проанализировать распределение по гистограмме, на ней выводится кривая распределения (графическое представление общей закономерности изменения ряда данных). Если эта линия имеет колоколообразную симметричную форму, то можно сделать предположение, что распределение считается нормальным.

По графику Р-Р можно сделать предположение о близости распределения к

нормальному: чем ближе к прямой нормальности расположены точки на графике, тем распределение ближе к нормальному.

График 0-0 используется для поиска в определенном семействе распределений того распределения, которое наилучшим образом описывает имеющиеся данные.

Анализ гистограммы распределения и графика 0-0 позволяет судить о нормальности распределения выборки, а также вычислить основные обобщенные показатели: выборочное среднее, выборочную дисперсию и стандартное отклонение; моду и медиану; асимметрию и эксцесс.

При реализации этого шага получены следующие результаты, отображенные на рис. 3, 4

Рис. 3 — Гистограмма распределения значений титра вируса ЭС (К=135;среднее значение = 9,0 ^ЭИД50/мл; стандартное отклонение = 356 ^ЭИД5о/мл)

Рис. 4 — График для ЭС с прямой

Исходя из изображений можно сделать предположение о нормальности распределения, т.к. гистограмма имеет колоколообразную форму, а на графике большинство точек располагается

очень близко к прямой.

По значениям асимметрии и эксцесса можно сделать предположение о близости распределения значений к нормальному

распределению, т. к. их значения имеют один ранг и близки к нулю.

Поскольку объем выборки п = 135 (> 50) для подтверждения предположения о нормальности выборки применен критерий Колмогорова-Смирнова.

Таблица 2 — Обобщенные статистические показатели титра инфекционности вируса ЭС

Статистический показатель Значение Стандартная ошибка

Титр Среднее 8,999 0,4308

95% доверительный интервал для среднего Нижняя граница 8,938

Верхняя граница 9,059

Стандартное отклонение 0,3976

Асимметрия 0,083 0,209

Эксцесс 0,034 0,414

Анализ данных на наличие сезонной изменчивости чувствительности КЭ к вирусу НБ. Необходимость проверки сезонного изменения чувствительности куриных эмбрионов к вирусу обусловлена тем, что физиологическое состояние эмбрионов может зависеть от сезона, когда их получают.

Для проведения данного анализа сформулирована нулевая гипотеза — Н0: «изменения в среднесезонных показателях титра инфекционности вируса не значимы, при заданном уровне значимости а = 0,05». Нулевая гипотеза отклоняется в том случае, когда вычисленный уровень значимости окажется больше заданного. В этом случае, принимается альтернативная гипотеза -Н1: «среднесезонные изменения титра инфекционности вируса имеют статистическую значимость».

Данный анализ проводится с помощью дисперсионного анализа по Б критерию. Малое значение Б = 0,140 говорит о том, что не существует устойчивой зависимости значения титра инфекционности вируса от сезона. Величина значимости р = 0,936 говорит о том, что сезонная чувствительность куриных эмбрионов к вирусу

статистически не значима, т.е. с вероятностью 93,6 % можно утверждать, что влияние сезона получения КЭ на величину титра вируса не достоверно.

Проверка на наличие временного дрейфа титра инфекционности вируса ЭС. Если представить значения титра инфекционности ЭС, определяемые в течение длительного времени в виде временного ряда, можно проверить, не уменьшается ли титр вируса за время определения и определить срок использования ЭС, в течение которого не происходит снижения титра вируса при низкотемпературном хранении образцов (минус 40°С).

В данном разделе использовали критерий Уилкоксона и критерий знаков.

Для проведения анализа по критерию Уилкоксона сформулировали нулевую гипотезу -Н0: «различия статистически не значимы при заданном уровне значимости а = 0,05». Нулевая гипотеза отклоняется в том случае, когда вычисленный уровень значимости окажется меньше заданного. В этом случае, принимается альтернативная гипотеза — Н1: «временные различия статистически значимы».

Результаты расчета показали, что полученное значение критерия Уилкоксона меньше критического (0,212 < 1,96), это означает, что с вероятностью 83 % различия статистически незначимы и временной дрейф отсутствует.

Для подтверждения достоверности проверки применяли критерий знаков. Это повысило достоверность сделанного ранее вывода об отсутствии временного дрейфа.

Результаты проведенного анализа также показали, что с вероятностью 76 % выявленные различия — случайны (не достоверны), т.к. экспериментальное значение критерия меньше критического (0,305 < 16), следовательно, временной дрейф за исследуемый период времени отсутствует.

Отсутствие временного дрейфа говорит о том, что ЭС можно использовать в течение трех с половиной лет при соблюдении условий хранения (минус 40 °С).

Расчет доверительного интервала. Расчет доверительного интервала необходим для того, чтобы при последующих измерениях титра инфекционности вируса в разных сериях быть уверенным в том, что условия титрования стандартны.

Данный расчёт проводится по двум показателям: среднее значение и стандартная отклонение, которые можно взять из таблиц 1 и 2, где среднее равно ~ 9,0 ^ЭИД50/мл, а стандартная ошибка среднего ~ 0,4 ^ЭИД50/мл.

Следовательно, доверительный интервал равен (9,0 ± 0,4) ^ЭИД50/мл. В последующем за величину инфекционной активности вируса НБ в конкретном образце принимали среднее значение 3 -5 стандартных определений, среднеквадратичное отклонение каждого из которых не превышало 0,4 ¡ЯЭИД50/мл.

Условия определения титра можно считать стандартными, если полученное значение титра вируса ЭС укладывается в рассчитанный интервал. В таком случае можно статистически корректно сравнивать между собой значения титров инфекционности вируса различных серий.

В результате проведенных исследований показана возможность автоматизации

статистической обработки экспериментальных результатов определения инфекционной активности вируса НБ в полупродуктах и готовой вакцине с использованием специализированных программных сред [22, 23, 24, 25].

Осуществленный на основе предложенных методических подходов статистический анализ результатов многократного определения титра инфекционности ЭС показал следующее:

— близость характера распределения значений титра к нормальному, что позволило обосновать использование критериев нормального распределения для статистической обработки;

— отсутствие «временного дрейфа» данных, то есть неизменность титра инфекционности вируса НБ в ЭС (при температуре хранения серии минус 40 °С) в течение всего срока эксперимента, что позволило определить срок применения эталонной серии — не менее 3,5 лет;

— отсутствие сезонной изменчивости чувствительности КЭ к вирусу НБ, что свидетельствовало (наряду с отсутствием «временного дрейфа») об однородности полученных данных и давало право сравнивать между собой результаты экспериментов независимо от времени года и даты их постановки (в течение срока срока годности ЭС);

— среднее (по всем опытам) значение и стандартная ошибка среднего значения инфекционной активности вируса ЭС составили (9,0 ± 0,4) ^ЭИД^мл, что позволило стандартизовать по этому показателю условия определения титра вируса НБ.

Стандартизация условий определения титра вируса НБ заключается в том, что:

— при определении инфекционной активности вируса в конкретном образце (серии) параллельно определяют титр вируса ЭС;

— за величину инфекционной активности вируса в конкретном образце (серии) принимают среднее значение 3-5 стандартных (по эталонной серии) определений, среднеквадратичное отклонение в каждом из которых не превышало 0,4 ^ЭИД^с/мл.

Методологические подходы могут быть применены для автоматизации статистической обработки данных других вирусологических и микробиологических исследований.

Перспективность внедрения на

промышленных биотехнологических предприятиях средств автоматизации статистической обработки результатов, полученных в ходе МБИ, особенно важна в связи с необходимостью соответствия системы обеспечения качества

иммунобиологических препаратов международным и национальным требованиям.

1. Сергеев В.А., Непоклонов Е.А., Алипер Т.И. Вирусы и вирусные вакцины. Библионика. М. 524 с. (2007).

2. Самуйленко А.Я., Василевич Ф.И., Воронин Е.С. Биотехнология: Уч. РАСХН. М. 746 с. (2012).

3. Скотникова Т.А. Авт. дисс. д-ра биол. наук, Щелково. 48с. (2010).

4. Школьников Е.Э., Еремец Н.К., Павленко И.В., Неминущая Л.А., Скотникова Т.А., Токарик Э.Ф., Бобровская И.В., Филимонов Д.Н., Гаврилов В.В., Ковальский И.В., Канарская З.А., Хусаинов И.А. Вест. Казан. технол. унив. Т. 17. № 13. с. 255 — 263 (2014).

5. Неминущая Л.А., Скотникова Т.А., Титова Е.И., Провоторова О.В., Еремец Н.К., Бобровская И.В., Канарская З.А. Вест. Казан. технол. унив. Т. 15. № 4, с. 69 — 74. (2012).

6. Скотникова Т.А., Неминущая Л.А., Еремец Н.К., Самуйленко А.Я., Кржижановская Е.В., Чулков А.К. III Межд. вет. Конг. по птицеводству. М. с.58 — 59. (2007).

7. Смоленский В.И., Зуев Ю.В., Руденко Т.В., Горева И.П. Ветеринария. № 1. с 44 — 47. (2011).

8. Самуйленко А.Я., Соловьев Б.В, Непоклонов Е.А., Воронин Е.С., Фомина Н.В., Гринь С.А., Белоусов В.И., Мельник Н.В., Рубан Е.А., Еремец В.И., Сапегина Е.П., Ямникова С. С., Цыбанов С. Ж. Инфекционная патология животных. Т. 2. ИкЦ Академкнига. М. 8007с. (2006).

9. Комитет экспертов ВОЗ по стандартизации биологических препаратов. 41 доклад. Женева. С. 22 -24. (1994).

10. Неминущая Л.А., Еремец О.В., Скотникова Т.А., Еремец Н.К., Токарик Э.Ф., Еремец В.И, Самуйленко А.Я., Безгин В.М., Егоров В.Е., Ганяев А.М. Ветеринарный врач. № 5, с. 29 — 32. (2010).

11. Неминущая Л.А., Скотникова Т.А., Токарик Э.Ф., Еремец Н.К., Люлькова Л.С., Бобровская И.В., Еремец О.В., Малышева М.А., Метод. пособие по применению статистических методов для оценки стабильности технологического процесса производства лекарственных средств для ветеринарии. Утв. РАСХН. М. 28с. (2011).

12. Белоусова Р.В., Троценко Н.И., Преображенская Э.А.. Практикум по ветеринарной вирусологии. Колос. М. 248 с. (2006).

13. Белоусова Р.В., Преображенская Э.А., Третьякова И.В.. Ветеринарная вирусология, Колос. М. 424 с. (2007).

14. Стандартизация результатов по титрованию инфекционности вирусов. Комитет экспертов ВОЗ по стандартизации биологических препаратов, СТД ВОЗ. № 658 (31-й доклад). Женева. С. 157-173. (1981).

15. ТУ 10-19-212-86. Вирусвакцина сухая против ньюкаслской болезни птиц, штамм Ла-Сота.

i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

16. Метод. указания по определению по определению уровня антител к вирусу ньюкаслской болезни в РТГА. № 13-7-2/988. (1997)

17. Реброва О. Ю. Статистический анализ медицинских данных. Применение пакета прикладных программ ВТАТКТГСА, М. 79с. (2003).

18. Стентон Г. Медико-биологическая статистика. Практика. М. 459 с. (1999).

19. Гмурман В.Е. Теория вероятностей и математическая статистика. Высшая школа. М. 480 с. 1997.

20. Рубан А.И. Учебно-методическое обеспечение самостоятельной работы студентов по курсу «Методы обработки экспериментальных данных». Красноярск. 186с. (2008).

21. Павленко И.В., Самуйленко А.Я., Еремец В.И., Бобровская И.В., Нежута А.А., Канарский А.В., Канарская З.А. Вест. Казан. технол. унив. Т. 16. № 8 (3). с. 226-232. (2013).

22. Павленко И.В., Самуйленко А.Я., Раевский А.А., Еремец В. И., Нежута А. А., Канарский А. В., Канарская З.А. Вест. Казан. технол. унив. Т. 16. № 8 (3). с. 220-226. (2013).

23. Самуйленко А.Я., Раевский А.А., Павленко И.В., Еремец Н.К., Бобровская И.В., Канарский А.В., Канарская З.А. Вест. Казан. технол. унив. Т. 16. № 9. с. 165-171. (2013).

24. Павленко И.В., Самуйленко А.Я, Еремец В.И., Нежута А.А., Канарский А. В., Канарская З. А. Вест. Казан. технол. унив. Т. 16. № 9. с. 171 — 176. (2013).

25. Павленко И.В., Самуйленко А.Я, Еремец В.И., Нежута А.А., Канарский А.В. Вест. Казан. технол. унив. Т. 16. № 9. с. 176 — 181. (2013).

© Л. А. Неминущая — д-р биол. наук, доцент, зав. лаб. отдела обеспечения качества лекарственных средств для ветеринарии ФГБНУ «Всероссийский научно-исследовательский и технологический институт биологической промышленности» (ВНИТИБП), nem_la53@mail.ru; Т. А. Скотникова — д-р биол. наук, доцент, зав. лаб. отдела обеспечения качества лекарственных средств для ветеринарии ФГБНУ ВНИТИБП, ook_vnitibp@mail.ru; Э. Ф. Токарик — д-р биол. наук, проф., гл. науч. сотр. ВНИТИБП, ook_vnitibp@mail.ru; И. В. Ковальский — аспирант ФГБНУ ВНИТИБП, ook_vnitibp@mail.ru; Н. К. Еремец — канд. биол. наук, доцент, зав. отделом обеспечения качества лекарственных средств для ветеринарии ФГБНУ ВНИТИБП, ook_vnitibp@mail.ru; Ю. Д. Фролов — канд. биол. наук, доцент, ученый секретарь ФГБНУ ВНИТИБП, ook_vnitibp@mail.ru; В. И. Смоленский — д-р вет. наук, проф., зав. отделением качества и стандартизации биохимических лекарственных средств ФБГУ ВГНКИ, ook_vnitibp@mail.ru; З. А. Канарская — канд. тех. наук, доц. каф. ПищБТ КНИТУ, zosy a_kanarskaya@mail.ru.

© L. A. Neminuschaja — Dr. Biol. Sciences; headlab. ofassurancequality farmproducts for animals; FGBNU VNITIBP,

ook_vnitibp@mail.ru; T. A. Skotnikova — Dr. Biol. Sciences; head. lab.of assurancequality vaccines;FGBNU VNITIBP;

vnitibp@mail.ru; E. F. Tokaryk — chief scientific officer;Dr. Biol. Sciences; Professor; FGBNU VNITIBP; vnitibp@mail.ru; 1 V. Kowalski — aspirant of Department assurance quality medicines for the Veterinari and livestock; FGBNU VNITIBP; vnitibp@mail.ru; N. K. Eremetz — cand. Biol. Sciences, head. Department assurance quality medicines for the Veterinari and livestock, vnitibp@mail.ru; Yu. D. Frolov — cand. Biol. Sciences, head. lab. Department proteobacteria drugs, FGBNU VNITIBP, ook_vnitibp@mail.ru; V. I. Smolenski — Dr. Vet. Sciences, Professor, VGNKI, ook_vnitibp@mail.ru; Z. A. Kanarskaya — Ph.D, Associate Professor, Department of Food Biotechnology, KNRTU, zosya_kanarskaya@mail.ru.

Дизель-генератор, дизельный генератор АД50 (АД-50), АД-50С, ЭД50 (ЭД-50), ДЭС-50 в Екатеринбурге

Дизель-генератор, дизельный генератор АД50 (АД-50), АД-50С, ЭД50 (ЭД-50), ДЭС-50Дизель-генератор, дизельный генератор АД50 (АД-50), АД-50С, ЭД50 (ЭД-50), ДЭС-50Дизель-генератор, дизельный генератор АД50 (АД-50), АД-50С, ЭД50 (ЭД-50), ДЭС-50Дизель-генератор, дизельный генератор АД50 (АД-50), АД-50С, ЭД50 (ЭД-50), ДЭС-50Дизель-генератор, дизельный генератор АД50 (АД-50), АД-50С, ЭД50 (ЭД-50), ДЭС-50Дизель-генератор, дизельный генератор АД50 (АД-50), АД-50С, ЭД50 (ЭД-50), ДЭС-50Дизель-генератор, дизельный генератор АД50 (АД-50), АД-50С, ЭД50 (ЭД-50), ДЭС-50Дизель-генератор, дизельный генератор АД50 (АД-50), АД-50С, ЭД50 (ЭД-50), ДЭС-50Дизель-генератор, дизельный генератор АД50 (АД-50), АД-50С, ЭД50 (ЭД-50), ДЭС-50Дизель-генератор, дизельный генератор АД50 (АД-50), АД-50С, ЭД50 (ЭД-50), ДЭС-50
В качестве основных источников электроснабжения электростанции ДГУ-50 применяются для автономных объектов (отдалённые населённые пункты, строительные площадки, месторождения, вахтовые посёлки, буровые установки и т.п.). На дизельэлектростанции установлена система управления электро генератором предназ-наченная для запуска дизельного электрогенератора вручную. Дизельный агрегат с ручным запуском должен работать в постоянном присутствии оператора ДГУ.
В качестве резервных источников электроснабжения дизель-электростанции могут применяться на объектах, требующих повышенной надёжности энергоснабжения (промышленные предприятия, учреждения образования и медицины, банки и финансовые компании, гостиницы и т.п.). Автоматизированные установки ДГУ оборудованы автоматикой, запускающей генераторные установки при пропадании основного питания. Дизель генераторные установки оборудованные по 2-й степени автоматизации могут работать без присутствия оператора.
Стандартная комплектация:
— дизельный двигатель ММЗ Д-246.4 со стартером;
— синхронный силовой генератор 283CSL1506 мощностью 64 кВт (либо аналог);
— базовая рама;
— система впуска с воздушным фильтром;
— система газовыхлопа с глушителем;
— система топливопитания со встроенными топливным баком емкостью 150 л. с топливными фильтрами ;
— система охлаждения с водяным радиатором и крыльчаткой вентилятора обратного тока с защитой;
— система смазки с масляным радиатором, масляным фильтром и шестеренчатым масляным насосом;
— система электрооборудования с зарядным генератором;
— устройство останова двигателя на базе соленоида;
— устройство подрегулировки ТНВД;
— комплект ЗИП;
— комплект эксплуатационной документации;
1-ая степень автоматизации:
— система управления первой степени автоматизации;
2-ая степень автоматизации (резервирование сети):
— система управления второй степени автоматизации на базе микропроцессорного контроллера с функцией резервирования сети;
— зарядное устройство для автоматической подзарядки аккумуляторных батарей от сети 220 В;
— электрический подогреватель охлаждающей жидкости от сети 220 В;
3-ая степень автоматизации:
— система дозаправки масла и топлива (комплектность согласовывается с заказчиком).

Двигатель:
Первичный двигатель ММЗ: дизель, 4-тактный, 4-цилиндровый с рядным расположением цилиндров, с непосредственным впрыском топлива и жидкостным охлаждением, механический регулятор частоты вращения, электромагнит на останов.

Силовой генератор:
Генератор синхронный 362CSL1604 производства Marathon Electric;

Системы управления:
Ручное управление: Дизель-генераторы 1-ой степени автоматизации в соответствии с ГОСТ Р ИСО 8528-1, не предназначенные для автоматической работы комплектуются ручными пультами управления:
— модели ШУДГ-1-50 на базе контроллера GС-1F или на контроллере NT MRS-16 фирмы «ComAp»;

Автоматическое управление: Дизель-генераторы 2-ой степени автоматизации в соответствии с ГОСТ Р ИСО 8528-1, предназначенные для автоматической работы комплектуются автоматическими пультами управления:
— модели ШУДГ-2-50 на базе контроллера GС-1F AMF или на контроллере NT AMF-25 фирмы «ComAp»;

Гарантии изготовителя:
Гарантийный срок эксплуатации – 18 месяцев с момента отгрузки или 12 месяцев с момента ввода в эксплуатацию в зависимости оттого, что наступит раньше.

В связи с тем, что в настоящее время не существует обязательных ГОСТов регламентирующих наименование электростанций, в заявках потребителей и Ваших заказчиков могут присутствовать разнообразные наименования необходимой вам электростанции: Дизель-генератор, дизельный генератор АД50 (АД-50), АД-50С, ЭД50 (ЭД-50), ДЭС-50

Вместо любой из них Вы можете выбрать нашу дизельную электростанцию АД50.
«ЭНЕРГО-МОТОРЫ» —
специализированная производственно-инжиниринговая компания на рынке малой
энергетики, занимающаяся разработкой и производством оборудования на базе
первичных дизельных двигателей. «Энерго-Моторы» — эффективные
энергорешения «под ключ». Компания является официальным
дистрибьютором ряда крупных мировых компаний и осуществляет прямые поставки
дизель- генераторов (дизельных электростанций) Cummins, FG Wilson, AKSA,
Caterpillar, Iveco Motors, SDMO, Onis Visa, CTM.

«Энерго-Моторы»
предлагает своим клиентам оптимально подходящий для них вариант комплексного
решения, если им необходимо купить дизель-генератор (дизельный генератор) или
другое электротехническое оборудование. Как российские, так и зарубежные
компании, уже по достоинству оценили сотрудничество с «Энерго-Моторы» и
остаются нашими надежными партнерами на протяжении многих лет.

Компания
«Энерго-Моторы» выполняет весь комплекс проектных работ, сборку
панелей управления электростанциями и автоматического ввода резерва любой
сложности, разработку технической и конструкторской документации, техническую
поддержку заказчиков, монтаж и запуск систем гарантированного электроснабжения,
гарантийное и сервисное обслуживание установленного оборудования. Компания
является официальным дилером ведущего мирового производителя генераторных
установок в мире «AKSA Power Generation». Дизельные генераторы компании AKSA
зарекомендовали себя как надежное оборудование способное работать во всех
климатических условиях земного шара. Дизельные генераторы AKSA производятся на
базе проверенных временем и опытом эксплуатации в условиях России двигателях
лучших мировых производителей John Deere, Cummins, Doosan, Perkins, Mitsubishi.

«Энерго-Моторы»
работает на российском рынке дизельных электростанций (дизель-генераторов)
более восьми лет и за этот период стала лидером на рынке. На протяжении многих
лет специалисты «Энерго-Моторы» поставляют электрогенераторы и
дизельгенераторы «под ключ»; Помогают подобрать нужный дизель
генератор;

Осуществляют поставку дизель
генераторов, трансформаторных подстанций, и систем гарантированного
электропитания; Обеспечивают проектирование систем гарантированного
электроснабжения; Производят блок-контейнеры «Север» и предлагают
дизельные генераторы в контейнерном исполнении; Монтаж дизель-генератора
«под ключ»; Осуществляют круглосуточное сервисное обслуживание и
ремонт дизельных электростанций.

ООО «Энерго-Моторы»
выполняет весь комплекс проектных работ по электрическим сетям. Предлагаем
варианты технических решений, учитывая стоимость их выполнения в процессе
строительства. Работа осуществляется при постоянном сотрудничестве с
Заказчиком. В процессе индивидуального проектирования, ведётся поэтапное
утверждение вариантов с учётом всех функциональных требований, строительных
норм и личных пожеланий Заказчика. После утверждения Заказчиком принятых
проектом основных решений и технологии выполнения работ, специалисты сделают
необходимые расчеты и подберут оптимальный вариант оборудования, учитывая
предполагаемые нагрузки потребления. Монтаж и запуск систем гарантированного
электроснабжения, сборка электрощитового оборудования, работы по монтажу
электросетей современных жилищных и административных комплексов, комплектация и
снабжение производственных объектов материалами и оборудованием, разработка
технической и конструкторской документации, техническая поддержка заказчиков,
гарантийное и сервисное обслуживание установленного оборудования.

Пуско-наладочные работы являются
неотъемлемой частью всех проектов компании «Энерго-Моторы».

Мы не «перекупщики», а
производители и импортеры, поэтому у нас абсолютно реальные цены, и это не в
ущерб качеству!

Всегда рады дать вам
профессиональную консультацию по нашей продукции.

Звоните, вместе разберемся.

Средняя эффективная доза (ЭД50) нефопама и кетопрофена для лечения послеоперационной боли: исследование взаимодействия с помощью последовательного определения пороговой дозы и изоболографического анализа

Сбалансированная анальгезия, т. е. использование комбинации препаратов, относящихся к разным фармакологическим группам, по-видимому, может улучшать результаты обезболивающей терапии и уменьшать частоту возникновения и тяжесть побочных эффектов каждого лекарственного средства в отдельности [1]. Поскольку применение анальгетиков, традиционно используемых для лечения послеоперационного болевого синдрома (например, морфина, нестероидных противовоспалительных средств (НПВС) и парацетамола), связано с определёнными ограничениями и с развитием ряда побочных эффектов, таких как тошнота, рвота, подавление функции тромбоцитов, нарушение работы почек или ограничение дозы лекарственных средств изза гепатотоксичности, использование ненаркотического анальгетика нефопама может быть целесообразным. Нефопам представляет собой рацемическую смесь двух энантиомеров, имеющих лишь небольшие различия фармакокинетических и фармакодинамических свойств [2].

Нефопам имеет центральный механизм действия, подавляя обратный захват серотонина, дофамина, норадреналина нервными клетками мозга [4–6]. Нефопам также влияет на механизм глутаматергической передачи, ингибируя NMDA-рецепторы [7, 8]. Кроме того, установлено, что нефопам уменьшает иммунореактивную экспрессию транскрипционного фактора с-Fos в задних рогах спинного мозга у крыс через 1 ч. после внутриподошвенной инъекции препарата [9]. Несколько исследований показали его эффективность в лечении послеоперационного болевого синдрома [10–12]. Нефопам также увеличивал порог появления тремора в опытах с участием испытуемых [13] и доказал эффективность при лечении посленаркозного озноба [14]. Обычная доза препарата для внутривенного введения составляет 20 мг. В предыдущем исследовании авторы определяли среднюю эффективную анальгезирующую дозу (E50 = эффективная анальгезия у 50% больных) и 95% доверительный интервал (ДИ) для нефопама, морфина и их комбинации у больных с умеренным болевым синдромом [15]. Величина E50 для нефопама и морфина была, соответственно, 17 мг (95% ДИ: 15,4–18,6 мг) и 5 мг (95% ДИ: 4–6 мг) для каждого препарата в отдельности, а также 13,5 мг (95% ДИ: 9,8–17,2 мг) и 4,5 мг (95% ДИ: 3,3–5,7 мг) соответственно, когда оба препарата применялись одновременно. Тип взаимодействия между препаратами определён как инфрааддитивный эффект [15]. НПВС являются мощными анальгетиками, которые широко применяются для лечения больных в послеоперационном периоде [16–18]. Они проявляют активность как через центральные, так периферические механизмы действия в основном путём блокады синтеза простагландинов [8, 19]. В опытах на животных комбинация морфина и различных НПВС оказывала потенцирующее действие на обезболивающую активность исследуемых препаратов [20, 21]. Кетопрофен является НПВС, широко применяемым для лечения послеоперационной боли, обладающим выраженной способностью уменьшать необходимую дозу морфина [16, 22]. Однако в связи с тем, что эффект уменьшения дозы морфина сам по себе не позволяет однозначно сделать вывод о наличии синергического типа межлекарственного взаимодействия, авторы решили исследовать лечебную активность комбинации препаратов нефопам (анальгетик центрального действия) и кетопрофен (средство, частично реализующее фармакологический потенциал через периферические эффекты). Для этой цели вначале использовали метод Диксона «вверх и вниз» для определения ЭД50 [23, 24], а затем изоболографический анализ [25–27].

Материалы и методы

Отбор участников исследования

После одобрения этическим комитетом (госпиталь Кочин-Порт-Рояль государственной системы здравоохранения Парижа, Франция) и подписания формы письменного информированного согласия в исследование включены 72 пациента (I–II ASA). Все пациенты были включены в план проведения хирургического лечения, которое расценивалось как сопровождающееся умеренным послеоперационным болевым синдромом (например, устранение паховой грыжи или малые операции в отоларингологии). Критерии исключения из исследования: 1) противопоказания к назначению нефопама и кетопрофена, включая беременность; 2) возраст моложе 18 лет; 3) применение интраоперационной регионарной анестезии и 4) послеоперационная оценка боли меньше 3 баллов по цифровой шкале боли (numeric pain scale — NPS): 0 = нет боли, 10 = максимальная боль) на момент поступления в палату посленаркозного наблюдения (postanesthesia care unit, PACU).

Протокол проведения анестезии

Вечером накануне операции пациенты были проинструктированы о том, как использовать NPS. Всем пациентам проводили общую анестезию пропофолом или тиопенталом в сочетании с десфлураном или изофлураном. Разрешали применение следующих опиоидов: алфентанил, ремифентанил и суфентанил. В конце операции всем пациентам внутривенно вводили 1 мг дроперидола.

Протокол проведения анальгезии

Исследование было двойным слепым рандомизированным и проспективным. Рандомизацию проводили с использованием таблицы случайных чисел. «Ослепление» обеспечивалось путём использования свежеприготовленных шприцов с лекарственными средствами анестезиологом, который не участвовал в какой-либо другой части исследования, включая оценку тяжести болевого синдрома. Сразу же после прибытия пациентов в PACU интенсивность боли оценивали с помощью NPS. Адекватность обезболивания определял один из двух исследователей: N. D. или H. M. Если интенсивность боли оценивали в три балла и выше (на момент поступления в PACU — время 0 (time 0–T0), пациента включался в исследование и получал анальгезию, согласно установленному протоколу. В момент T0 больные в группе нефопама получали препарат в шприце 20 мл в виде непрерывной внутривенной инфузии в течение 10 мин. и в виде короткой инфузии в течение 10 мин. 125 мл изотонического раствора внутривенно. Пациентам из группы кетопрофена внутривенно вводили кетопрофен (короткая инфузия 125 мл раствора в течение 10 мин.) и физиологический раствор в шприце 20 мл (непрерывная внутривенная инфузия в течение 20 мин.). Проведение инфузий было необходимо при введении обоих препаратов для предотвращения развития побочных реакций. Дозу нефопама и кетопрофена для каждого пациента определяли на основании оценки эффективности лечения предыдущего больного той же группы исследования, используя метод последовательного определения пороговой дозы «вверх и вниз» [23]. В группе нефопама первый пациент получил 18 мг препарата. Интервал коррекции дозы составлял 2 мг. В группе кетопрофена первый пациент получил 40 мг. Интервал коррекции дозы составлял 5 мг. Интервалы коррекции доз были установлены в соответствии с ожидаемой стандартной ошибкой для E50 [23, 24]. Больные из группы нефопам-кетопрофен получали нефопам внутривенно в 20 мл шприце в виде непрерывной инфузии в течение 20 мин. и кетопрофен внутривенно в виде короткой инфузии 125 мл раствора препарата в течение 10 мин. Первый пациент получал 8 мг нефопама и 20 мг кетопрофена, исходя из предварительно рассчитанного соотношения эффективности препаратов 1:2,5 (примерно половина исходной дозы, использованной при испытаниях каждого компонента в отдельности). Интервал коррекции дозы составлял 2 мг для нефопама и 5 мг для кетопрофена. Эффективность исследуемого препарата оценивали с помощью NPS через 45 мин. после начала инфузии препарата [10, 16]. Учитывали два типа результатов: 1) положительный результат: значение по шкале NPS находится в пределах трех баллов и ниже из 10 возможных на 45-й мин. введения препарата (time 45–T45) (при положительном результате доза понижалась на 2 мг в группе нефопама, на 5 мг в группе кетопрофена, а также на 2 мг нефопама и 5 мг кетопрофена в группе нефопама-кетопрофен для следующего пациента) и 2) отрицательный результат: показатель тяжести боли по шкале NPS более трех баллов из 10 возможных на T45 (при отрицательном результате доза повышалась, как указано выше, для следующего пациента).

На 45-й мин. участникам исследования, которые сообщили о неэффективности проводимой терапии, назначали экстренное лечение морфином в дробных дозах по обычной схеме, предусмотренной в PACU.

Побочные эффекты

Известные побочные эффекты, развивающиеся при приёме нефопама (потливость, тошнота, рвота, головокружение, тахикардия, сухость во рту, повышение артериального давления, локальная боль в месте инфузии) и кетопрофена (тошнота, рвота, головокружение, боль в животе, головная боль, боль по ходу сосудов при внутривенном введении, сыпь на коже или зуд), регистрировались на 30-, 45-и 60-й мин. после начала инфузии и каждые 30 мин. после завершения введения препарата до момента перевода больного из PACU.

Статистический анализ

В исследование включали только тех пациентов, у которых тяжесть боли оценивалась на уровне трех баллов или выше на момент поступления в PACU. Сначала определяли среднюю дозу каждого препарата в отдельности (E50), которая вызывала эффективную анальгезию у 50% пациентов, включённых в исследование. Вероятность того, что тяжесть боли, согласно NPS, составит менее трех баллов после введения испытуемых анальгетиков, моделировали с помощью метода Диксона — последовательного определения пороговой дозы «вверх и вниз» [23, 24]. Метод «вверх и вниз» с применением принципа «всё или ничего» позволяет определить пороговое значение какого-либо параметра, выше которого 50% участников положительно реагируют на экспериментальный стимул и ниже которого 50% участников реагируют отрицательно. После введения исходной дозы первому пациенту последующие дозы рассчитываются по следующему правилу: если участник реагирует положительно на введение препарата, доза для следующего пациента снижается на одну ступень, и наоборот, если участник реагирует отрицательно на проводимую терапию, для следующего больного доза повышается на одну ступень. После того как E50 для каждого препарата в отдельности была определена, проводили испытания их комбинации в фиксированном соотношении, которое устанавливали на основании найденных ЭД50, для чего вновь применяли метод «вверх и вниз» для определения величины E50 для сочетанной терапии. Поскольку метод Диксон позволяет определить только среднюю дозу лекарственного средства и стандартное отклонение и не даёт возможности вывести полную кривую зависимости исходов лечения от величины использованной дозы препарата, исследовали межлекарственное взаимодействие испытуемых анальгетиков с помощью классического изоболографического анализа [28].

Изоболографический анализ — это графический метод, который позволяет проследить влияние двух (или более чем двух) лекарственных средств при использовании их в комбинации [25–27].

Изобола — это контур, который соединяет две экспериментально установленные дозы для пары лекарственных средств, которые вызывают определённую ответную реакцию.

Изоболограммы — это диаграммы изобол, помещённые на картезианский график. Эффект воздействия считается суммированным, когда невозможно провести различие между двумя препаратами (в соотношении, соответствующем их относительной эффективности).

В классическом представлении Loewe [26], суммирование эффектов лекарственных средств представляется в виде прямой линии на изоболограмме. Таким образом, можно квалифицировать эффект исследуемого лекарственного взаимодействия как суммирующий, потенцирующий (синергический) или антагонистический (рис. 1). Доверительные границы на уровне 95% для комбинированной терапии определены путём соединения показателей 95% ДИ на обеих осях изоболограммы. Результат лекарственного взаимодействия считался суммированным, если эти границы накладывались друг на друга. В других случаях сочетанный эффект считался синергическим или антагонистическим. Демографические данные больных трёх групп исследования сравнивались с использованием критерия χ² или с помощью дисперсионного анализа в зависимости от конкретных условий. Развитие нежелательных явлений и побочных эффектов в группах сравнивали с использованием точного критерия Фишера. Значения E50 представлены с указанием 95% ДИ.

Результаты

Демографические данные участников в трёх группах исследования (возраст, соотношение полов, масса тела, тип и продолжительность операции) были сопоставимы (табл. 1). Алфентанил не вводили ни одному из пациентов. Число больных, получавших ремифентанил, было сопоставимым во всех трёх группах (табл. 1). Ни один пациент не был исключён из исследования, поскольку их исходная оценка по NPS оказалась ниже трех баллов. Все участники полностью выполнили программу испытаний. При поступлении в PACU на момент времени Т0 тяжесть болевого синдрома, согласно оценкам NPS, была сопоставимой во всех трёх группах исследования (табл. 1 и рис. 2).

Значения E50 для нефопама и кетопрофена составили 28 мг (17–39 мг) и 30 мг (14–46 мг) соответственно. Значения E50 для сочетанной терапии — 1,75 мг (0,9–2,3 мг) для нефопама и 4,3 мг (2,2–6,5 мг) для кетопрофена, что указывает на выраженный потенцирующий эффект комбинированного лечения. Последовательность эффективных и неэффективных результатов обезболивания показана на рис. 3, изоболограммы представлены на рис. 4. За период пребывания пациентов в PACU боли в животе, кожная сыпь или зуд, брадикардия и гипотония не наблюдались ни у одного пациента. В отношении частоты случаев потливости, тошноты, рвоты, сухости во рту, головной боли, седативной реакции, головокружения или тахикардии существенных различий между группами не отмечено. В группе кетопрофена жалобы на локальную боль, связанную с внутривенным введением препарата, наблюдались значительно чаще (табл. 2).

Таблица 1
Демографические данные 72-х пациентов

Показатель Нефопам (n = 24) Кетопрофен (n = 24) Нефопам плюс кетопрофен (n = 24)
Пол, м/ж 16/8 11/13 15/9
Возраст, лет 40 ± 13 43 ± 13 47 ± 15
Масса тела, кг 73 ± 16 68 ± 13 70 ± 14
Продолжительность операции, мин. 104 ± 62 123 ± 54 135 ± 85
Общая доза ремифентанила
(число больных)
1,95 ± 0,31 (8) 1,84 ± 0,42 мг (9) 1,86 ± 0,38 мг (5)
Общая доза суфентанила
(число больных)
30,0 ± 9,4/нг (12) 35,0 ± 9,8/г (11) 35,0 ± 10,6/г (19)
Операция
Ортопедическая 8 (33%)
Удаление ортопедического
материала (n = 6)
Сшивание сухожилия (рука)
Тенолиз
5 (21%)
Удаление ортопедического
материала (n = 4)
Сшивание сухожилия (рука)
4 (17%)
Удаление ортопедического
материала (n = 3)
Экзостоз пальца ноги
ЛОР 8 (33%)
Операция на ухе (n = 6)
Удаление зубов (n = 2)
9 (37%)
Операция на ухе (n = 7)
Удаление зубов (n = 2)
6 (25%)
Операция на ухе (n = 2)
Удаление зубов (n = 2)
Удаление слюнной железы (n = 2)
На брюшной полости и
урогенитальной области
8 (33%)
Герниорафия (n = 4)
Холецистэктомия* (n = 2)
Закрытие колостомы
Спленэктомия* (частичная)
10 (42%)
Герниорафия (n = 7)
Холецистэктомия* (n = 2)
Спленэктомия* (частичная)
14 (58%)
Герниорафия (n = 7)
Холецистэктомия* (n = 2)
Закрытие колостомы (n = 2) Адреналэктомия* (n = 2)
Аппендэктомия
NPS
T0 6 (4-8) 5 (5-6,5) 5 (4-6)
T 45 мин. 5 (2-6) 2,5 (1-5) 3 (1-4)

Числовая шкала боли (NPS): от 0 — нет боли до 10 — максимальная боль. Данные представлены в виде среднего значения ± стандартное отклонение; количества (процента), если применимо; медианы и границ вероятности для показателей NPS. Статистически достоверных различий между тремя группами не выявлено. *Лапараскопически.

Таблица 2
Частота развития побочных эффектов

Показатель Нефопам (n = 24) Кетопрофен (n = 24) Нефопам + + кетопрофен (n = 24)
Потливость 3 (12%) 0 1 (4%)
Тошнота 1 (4%) 2 (8%) 1 (4%)
Рвота 0 1 (4%) 0
Головокружение 4 (17%) 0 2 (8%)
Сухость во рту 10 (42%) 8 (33%) 6 (25%)
Боль в месте инфузии 0 7 (29%)* 2 (8%)
Головная боль 0 1 (4%) 2 (8%)
Боль в животе 0 0 0
Зуд 0 0 0
Кожная сыпь 0 0 0
Гипертензия 0 1 (4%) 3 (12%)
Тахикардия 3 (12%) 0 0

Побочные эффекты регистрировали каждые 30 мин. в палате посленаркозного наблюдения до момента выписки (все пациенты находились в палате посленаркозного наблюдения не менее 60 мин.). Любую побочную реакцию регистрировали, если она была отмечена в любой момент времени в течение этого периода наблюдений. Результат показан в виде числа пациентов (процент). * P

Рис. 1

Рис. 1. Изоболограмма лекарственного взаимодействия типа «препарат–препарат». Изобола представлена в виде прямой линии, которая соединяет пары доз, которые вызывают одинаковую ответную реакцию (в данном случае средняя эффективная доза [Е50]). Результат лекарственного взаимодействия двух препаратов, комбинированных в соответствии и с их дозой Е50, тестируется путём нанесения на график точек с координатами доз, вызывающих ответную реакцию на уровне Е50. Комбинация обладает суммирующим эффектом, если точка расположена на изоболе; потенцирующим (синергическим), если точки находятся под изоболой; и взаимоподавляющим (антагонистическим) эффектом, когда координаты точки находятся выше изоболы. Например, эффект препарата А может составлять комбинированный эффект половины дозы препарата А и половины дозы препарата А или одной трети дозы препарата А и двух третей дозы препарата А.

Рис. 2

По оси абсцисс: непофам, кетопрофен, непофам + кетопрофен.
Рис. 2. Процентили значений числовой шкалы боли (NPS; от 0 до 10) в трёх группах перед введением препарата (T0) и через 45 мин. от начала лечения (ячейки), 10–90-е процентили (линии) и нетипичные значения (круги). Эффективность обезболивания на момент времени T45 оказалась ниже (хотя и незначительно) в группе нефопама, чем в других группах, вероятно, потому что исходная доза была далека от средней эффективной дозы в этой группе, что привело к тому, что качество анальгезии первых пациентов было низким (рис. 3).

Рис. 3

По оси абсцисс: номер пациента. По оси ординат: кетопрофен (мг); нефопам (мг).
Рис. 3. Последовательность дозирования в трёх группах больных, которым вводили нефопам, кетопрофен и сочетание нефопама и кетопрофена в соотношении 2,5/1. Качество обезболивания оценивали по цифровой шкале боли (от 0 до 10). Результат считали положительным (оценка 3 баллов). Звёздочки обозначают отрицательный результат терапии (неэффективное обезболивание) и незакрашенные круги — положительный результат терапии (эффективное обезболивание). На каждом графике горизонтальные линии обозначают среднюю эффективную дозу (жирная линия) и её 95% доверительный интервал (пунктирные линии).

Рис. 4

По оси абсцисс: нефопам (мг). По оси ординат: кетопрофен (мг).
Рис. 4. Изоболограмма лекарственного взаимодействия кетопрофена и нефопама. Линия, соединяющая средние эффективные дозы (E50) каждого препарата в отдельности (нефопам на оси X и кетопрофен на оси Y), представляет собой результат простого суммирования фармакологических эффектов. Значения ЭД50 показаны с доверительными 95% интервалами (жирные линии). Величина E50 для комбинированной терапии (в соотношении 2,5/1) показана в чёрном круге с 95% доверительным интервалом.

Обсуждение

Мы установили среднюю эффективную анальгезирующую дозу нефопама и кетопрофена при монотерапии и комбинированном лечении послеоперационного болевого синдрома средней степени тяжести. Комбинированная терапия нефопамом и кетопрофеном показала выраженный эффект потенцирования фармакологического действия испытуемых лекарственных средств.

Мы использовали метод последовательного определения эффективности лечения «вверх и вниз» для установления величины E50. На втором этапе исследования использовали изоболографический анализ для оценки эффективности межлекарственного взаимодействия при совместном применении обоих препаратов. Метод Диксона «вверх и вниз» позволяет определить E50 при включении в исследование меньшего числа пациентов, чем традиционные способы. В связи с этим данный метод широко используется для расчёта минимальной концентрации местных анестетиков, применяемых для регионарной анестезии, особенно в акушерской практике [29]. На втором этапе исследования использовали изоболографический анализ для сравнения E50 испытуемых препаратов по отдельности и при комбинированном назначении (рис. 1). Любопытно, что изоболографический анализ комбинации обезболивающих средств широко применяется в доклинических испытаниях, но очень редко в клинических экспериментах. Основываясь на нескольких предшествующих исследованиях [15, 20, 21, 3], мы хотели установить, обладает ли комбинация кетопрофена и нефопама эффектом взаимного усиления анальгетического действия.

В предыдущем исследовании [15] мы получили результат определения E50 при лечении нефопамом в дозе 17 мг (15,4–18,6 мг) в сравнимой группе больных, т. е. у пациентов с умеренным болевым синдромом в течение самого раннего этапа послеоперационного периода. В настоящем исследовании E50 была определена как 28 (17–39) мг, что также выше, чем 20 мг по рекомендации компании-производителя. Более высокий показатель E50 для нефопама по результатам текущего исследования по сравнению с предыдущими может объясняться тем, что мы оценивали тяжесть болевого синдрома через 45 мин. после 20-минутной инфузии лекарственных средств, а в первом исследовании эффективность анальгезии определяли через 30 мин. после начала 15-минутной инфузии препарата. Тем не менее в связи с тем, что границы ДИ относительно велики, различия в результатах этих исследований должны оцениваться с осторожностью. Если бы нефопам применяли в качестве монотерапии, нужно было бы использовать более высокие дозы препарата для того, чтобы достигнуть адекватный уровень анальгезии более чем у 90% больных.

Величина E50 для кетопрофена, широко используемого при ведении пациентов в послеоперационном периоде, никогда не изучалась. Мы определили E50 для кетопрофена на уровне 30 мг. Полученный результат находится в соответствии с эмпирическим опытом нашей клинической практики использования данного препарата в дозе 50 мг [31]. Это подтверждает целесообразность применения кетопрофена, как и большинства НПВС, для лечения послеоперационного болевого синдрома [32].

Значения E50 для сочетанной терапии нефопамом и кетопрофеном составили 1,75 мг (0,9–2,3 мг) для нефопама и 4,3 мг (2,2–6,5 мг) для кетопрофена, указывая на выраженный синергизм данной комбинации препаратов. Частично уменьшая местную воспалительную реакцию, кетопрофен имеет спектр анальгетической активности, который отличающийся от такового у других анальгетиков, таких как нефопам, действующих на центральные механизмы боли. Именно поэтому мы выбрали для исследования комбинацию кетопрофена и нефопама. Нефопам усиливает подавляющую активность нисходящих серотонинергических и норадренергических нисходящих нервных путей, блокируя транспорт дофамина, норадреналина и серотонина через синаптические мембраны [4]. Это подтверждается данными, полученными в работе Buritova и Besson [9], в которой показано влияние нефопама на экспрессию иммунореактивного белка с-Fos на уровне спинного мозга. Кетопрофен, как и другие НПВС, обладая частичным периферическим эффектом и уменьшая местную воспалительную реакцию [16, 18, 33, 34], тем не менее также влияет на центральные механизмы боли [18, 19, 34]. Таким образом, за счёт того, что кетопрофен и нефопам действуют на различные эффекторы и нервно-рефлекторные пути, они проявляют свойства синергизма при использовании в рамках комбинированной терапии. В предыдущих исследованиях мы изучали возможность синергической активности при сочетании морфина и нефопама — двух препаратов в основном центрального действия [15] — и комбинации морфина с трамадолом [30], также препаратов центрального действия. Ни одна из этих фармакологических комбинаций не проявила синергических свойств. Сочетание нефопама и кетопрофена явилось первым сочетанием, демонстрирующим синергический лечебный эффект в условиях клинических испытаний.

Как и ожидалось, в ходе исследования мы не наблюдали развития выраженных побочных эффектов. Низкая частота развития потливости у больных в группе нефопама (наиболее частая побочная реакция, типичная для данного лекарственного средства) может объясняться низкой скоростью введения препарата (20 мг в течение 20 мин.). Единственное различие между группами заключалось в том, что у пациентов, которым вводили кетопрофен, значительно чаще развивалась боль в месте внутривенного введения (29% пациентов), чем у пациентов в других группах исследования. Применение двух испытуемых препаратов в комбинации не снижало частоту возникновения побочных эффектов, вероятно, из-за того, что частота их развития была относительно низкой в ходе применения в качестве монотерапии (табл. 2). Тем не менее представляется благоприятной возможность использования минимальной дозы каждого препарата [35], так как комбинированная терапия потенциально может привести к снижению частоты развития и тяжести побочных эффектов.

В заключение следует отметить, что данное исследование является первым по определению средней эффективной анальгетической дозы (E50) кетопрофена (30 мг) для лечения послеоперационного болевого синдрома средней тяжести. Наряду с этим опыты комбинированной терапии нефопамом и кетопрофеном показали выраженный эффект потенцирования фармакологического действия испытуемых лекарственных средств. Мы полагаем, что причиной данного результата является воздействие на различные механизмы развития болевого синдрома. Необходимы дальнейшие исследования по сравнению комбинированной активности опиоидов, НПВС и парацетамола с целью дальнейшего выяснения механизмов межлекарственного взаимодействия фармакологических средств этой группы, что послужит основанием для улучшения результатов клинической практики.

Список литературы

  1. Dahl J. B., Rosenberg J., Dirkes W. E. et al. Prevention of postoperative pain by balanced analgesia//Br. J. Anaesth. 1990. Vol. 64. P. 518–520.
  2. Mather G. G., Labroo R., Le Guern M. E. et al. Nefopam enantiomers: Preclinical pharmacology/toxicology and pharmacokinetic characteristics in healthy subjects after intravenous administration//Chirality. 2000. Vol. 12. P. 153–159.
  3. Guirimand F., Dupont X., Bouhassira D. et al. Nefopam strongly depresses the nociceptive flexion (Rm) reflex in humans//Pain. 1999. Vol. 80. P. 399–404.
  4. Piercey M. F., Schroeder L. A. Spinal and supraspinal sites for morphine and nefopam analgesia in the mouse//Eur. J. Pharmacol. 1981. Vol. 74. P. 135–140.
  5. Rosland J. H., Hole K. The effect of nefopam and its enantiomers on the uptake of 5-hydroxytryptamine, noradrenaline and dopamine in crude rat brain synaptosomal preparations//J. Pharm. Pharmacol. 1990. Vol. 42. P. 437–438.
  6. Fuller R. W., Snoddy H. D. Evaluation of nefopam as a monoamine uptake inhibitor in vivo in mice//Neuropharmacology. 1993. Vol. 32. P. 995–999.
  7. Fernandez-Sanchez M. T., Diaz-Trelles R., Groppetti A. et al. Novel effect of nefopam preventing cGMP increase, oxygen radical formation and neuronal death induced by veratridine//Neuropharmacology. 2001. Vol. 41. P. 935–942.
  8. Verleye M., Andre N., Heulard I., Gillardin J. M. Nefopam blocks voltagesensitive sodium channels and modulates glutamatergic transmission in rodents//Brain Res. 2004. Vol. 1013. P. 249–255.
  9. Buritova J., Besson J. M. Effects of nefopam on the spinal nociceptive processes: A c-Fos protein study in the rat//Eur. J. Pharmacol. 2002. Vol. 441. P. 67–74.
  10. McLintock T. T. C., Kenny G. N. C., Howie J. C. et al. Assessment of the analgesic efficacy of nefopam hydrochloride after upper abdominal surgery: A study using patient controlled analgesia//Br. J. Surg. 1988. Vol. 75. P. 779–781.
  11. Mimoz O., Incagnoli P., Josse C. et al. Analgesic efficacy and safety of nefopam vs. propacetamol following hepatic resection//Anaesthesia. 2001. Vol. 56. P. 520–525.
  12. Du Manoir B., Aubrun F., Langlois M. et al. Randomized prospective study of the analgesic effect of nefopam after orthopaedic surgery// Br. J. Anaesth. 2003. Vol. 91. P. 836–841.
  13. Alfonsi P., Adam F., Passard A. et al. Nefopam, a nonsedative benzoxazocine analgesic, selectively reduces the shivering threshold in unanesthetized subjects//Anesthesiology. 2004. Vol. 100. P. 37–43.
  14. Piper S. N., Rohm K. D., Suttner S. W. et al. A comparison of nefopam and clonidine for the prevention of postanaesthetic shivering: A comparative, double-blind and placebo-controlled dose-ranging study//Anaesthesia. 2004. Vol. 59. P. 559–564.
  15. Beloeil H., Delage N., Mazoit J. X. et al. The median effective dose of nefopam and morphine administered intravenously for postoperative pain after minor surgery: A prospective randomized double blind isobolographic study of their analgesic action//Anesth. Analg. 2004. Vol. 98. P. 395–400.
  16. Dahl J. B., Kehlet H. Non-steroidal antiinflammatory drugs: Rationale for use in severe post operative pain//Br. J. Anaesth. 1991. Vol. 66. P. 703–712.
  17. Ochroch E. A., Mardini I. A., Gottschalk A. What is the role of NSAIDs in pre-emptive analgesia?//Drugs. 2003. Vol. 63. P. 2709–2723.
  18. Walker J. S. NSAID: An update on their analgesic effects//Clin. Exp. Pharmacol. Physiol. 1995. Vol. 22. P. 855–860.
  19. Yaksh T. L., Dirig D. M., Conway C. M. et al. The acute antihyperalgesic action of nonsteroidal, anti-inflammatory drugs and release of spinal prostaglandin E2 is mediated by the inhibition of constitutive spinal cyclooxygenase-2 (COX-2) but not COX-1//J. Neurosci. 2001. Vol. 21. P. 5847–5853.
  20. Fletcher D., Benoist J. M., Gautron M., Guilbaud G. Isobolographic analysis of interactions between intravenous morphine, propacetamol, and diclofenac in carrageenin-injected rats//Anesthesiology. 1997. Vol. 87. P. 317–326.
  21. Miranda H. F., Silva E., Pinardi G. Synergy between the antinociceptive effects of morphine and NSAIDs//Can. J. Physiol. Pharmacol. 2004. Vol. 82. P. 331–338.
  22. Rao A. S., Cardosa M., Inbasegaran K. Morphine-sparing effect of ketoprofen after abdominal surgery//Anaesth. Intensive Care. 2000. Vol. 28. P. 22–26.
  23. Dixon W. J., Mood A. M. A method for obtaining and analyzing sensitivity data//J. Am. Stat. Assoc. 1948. Vol. 48. P. 109–126.
  24. Dixon W. J. Staircase bioassay: The up-and-down method//Neurosci. Biobehav. Rev. 1991. Vol. 15. P. 47–50.
  25. Berenbaum M. C. What is synergy?//Pharmacol. Rev. 1989. Vol. 41. P. 93–141.
  26. Greco W. R., Bravo G., Parsons J. C. The search for synergy: A critical review from a response surface perspective//Pharmacol. Rev. 1995. Vol. 47. P. 331–385.
  27. Minto C. F., Schnider T. W., Short T. G. et al. Response surface model for anesthetic drug interactions//Anesthesiology. 2000. Vol. 92. P. 1603–1616.
  28. Talarida R. J., Porreca F., Cowan A. Statistical analysis of drug-drug and site-site interactions with isobolograms//Life Sci. 1989. Vol. 45. P. 947–961.
  29. Polley L. S., Columb M. O., Naughton N. N. et al. Effect of intravenous versus epidural fentanyl on the minimum local analgesic concentration of epidural bupivacaine in labor//Anesthesiology. 2000. Vol. 93. P. 122–128.
  30. Marcou T. A., Marque S., Mazoit J. X., Benhamou D. Median effective dose (ED50) of tramadol and morphine in postoperative patients: A study of interactions//Anesth. Analg. 2005. Vol. 100. P. 469–474.
  31. Benhamou D., Bouaziz H., Zerrouk N., Preaux N. Audit of ketoprofen prescribingafter orthopedic andgeneralsurgery//Can. J. Anesth. 1999. Vol. 46. P. 109–113.
  32. Moote C. Efficacy of nonsteroidal anti-inflammatory drugs in the management of postoperative pain//Drugs. 1992. Vol. 44. P. 14–30.
  33. Dionne R. A., Gordon S. M., Tahara M. et al. Analgesic efficacy and pharmacokinetics of ketoprofen administered into a surgical site//J. Clin. Pharmacol. 1999. Vol. 39. P. 131–138.
  34. Burian M., Tegeder I., Seegel M., Geisslinger G. Peripheral and central antihyperalgesic effects of diclofenac in a model of human inflammatory pain//Clin. Pharmacol. Ther. 2003. Vol. 74. P. 13–20.
  35. Carr D. B., Goudas L. C. Acute pain//Lancet. 1999. Vol. 353. P. 2051–2058.

Дизель-генератор АД 50 (50 кВт) в блок-контейнере, АД50-Т400-1РН, АД50-Т400-2РН, АД50-Т400-1РГХН, АД50-Т400-2РГТН, ЭД50-Т400-1РН, ЭД50-Т400-2РН, с двигателем ММЗ Д-246.4, ЯМЗ-236М2-48

Дизель-генератор 50 кВт в утепленном блок-контейнере АД-50С-Т400-1РН, АД-50С-Т400-2РН, АД-50С-Т400-1РГХН, АД-50С-Т400-2РГТН, ЭД50-Т400-1РН, ЭД50-Т400-2РН, БКАЭС-50, БАЭКТ-50 (дизельная электростанция 50 кВт в блочно-контейнерном исполнении АД50-Т400-1РН, АД50-Т400-2РН, АД50-Т400-1РГХН, АД50-Т400-2РГТН), на базе двигателя ММЗ Д-246.4, ЯМЗ-236М2-48, предназначен для выработки трехфазного переменного электрического тока частотой 50 Гц, напряжением 400 В, основная мощность 50 кВт / 63 кВА, резервная мощность 50 кВт / 69 кВА. Если хотите купить дизель-генератор 50 кВт контейнерного типа (дизельную электростанцию АД-50 в блок-боксе), цена которого не будет выходить за рамки ваших финансовых возможностей, то именно у нас найдете нужную модификацию и требуемую комплектацию.

Лизинговые компании с которыми мы работаем

Состав электроагрегата АД-50С-Т400-1РН (АД-50С-Т400-2РН)

Марка: Дизель-генератор АД-50С-Т400-1РН (2РН)
Страна: Россия
  • Дизельный двигатель ММЗ Д-246.4 или ЯМЗ-236М2-48 оборудованный: зарядным генератором и стартером, подогревателем ПЖД-30 или ПОЖ 220В, электромагнитным клапаном аварийной остановки двигателя;
  • Синхронный генератор серии: «Leroy Somer» Франция, «Marelli Motori» Италия, «Linz Electric» Италия;
  • Система топливоподачи: встроенный топливный бак емкостью 500 л.;
  • Система охлаждения: водяной радиатор;
  • Система охлаждения масла: масляный радиатор;
  • Тосол в системе охлаждения двигателя;
  • Дизельное масло в системе смазки двигателя;
  • Комплект АКБ 6СТ-90, 6СТ-132 и соединительный кабель;
  • Комплект ЗИП для проведения работ по ТО: фильтр масляный, элемент фильтрующий грубой очистки топлива, элемент фильтрующий тонкой очистки топлива, комплект ремней привода генератора, прокладка головки блока цилиндров, набор инструментов;

Система автоматики 1-степени автоматизации БКАЭС-50.1 (БАЭКТ-50.1)

  • Пульт – щит управления 1-й степени автоматизации с ручным запуском — цифровой дисплей русифицированный на базе контроллера InteliLite NT «ComAp» Чехия (или аналог): Первая степень автоматизации — запуск станции по команде оператора с лицевой панели шкафа, подключение и отключение нагрузки оператором. Измерение основных параметров двигателя, давления масла, температуры охлаждающей жидкости, уровня топлива в баке, напряжение батареи и зарядного генератора, частоту вращения вала генератора, время наработки станции. Измерение основных параметров генератора, напряжение, частота и сила тока, включение аварийной сигнализации и останов электроагрегата по параметрам, перегрев охлаждающей жидкости, падение давления масла, низкий уровень топлива, неисправность зарядного генератора, перегрузке по току в цепях нагрузки, коротком замыкании в цепях нагрузки, выход параметров генератора за данные пределы установки, контроль обрыва ремня зарядного генератора.
Система автоматики 2-степени автоматизации БКАЭС-50.2 (БАЭКТ-50.2)
  • Пульт – щит управления 2-й степени автоматизации со встроенным блоком АВР, системой автоматического запуска при пропадании напряжения, на базе контроллера «Huegli Tech» HT-GC-315 Швейцария, или InteliLite NT «ComAp» Чехия (цифровой дисплей русифицированный). Устройство автоматического ввода резерва АВР предназначено для восстановления питания потребителей путем автоматического присоединения резервного источника питания при отключении рабочего источника питания, и автоматического восстановления основного питания при восстановлении рабочего источника питания: Автоматический запуск, предусматривает запуск после пропадания входной сети либо выхода напряжения за установленные пределы. ДЭС оснащен статическим зарядным устройством АКБ и подогревателем охлаждающей жидкости, питающимся от основной сети, и находящимся в режиме горячего резерва. После восстановления основной сети подаётся команда на блок коммутации нагрузки или переключения нагрузки на основную сеть, отключается и переводится в дежурный режим. Пульт управления АВР предназначен для контроля и управления дизельными электростанциями и обеспечивает следующие операции: запуск, останов, аварийная защита (путем ее останова) с сигнализацией причины аварийного состояния, контроль и индикацию параметров по данным датчиков: линейных напряжений генератора, токов нагрузки генератора по каждой фазе, частоты тока генератора, активной мощности, напряжения аккумуляторной батареи, давления масла, температуры охлаждающий жидкости, уровня топлива, времени наработки, контроль обрыва датчиков температуры, давления, контроль обрыва ремня зарядного генератора.
Системы автоматики с дистанционным запуском по сухому контакту — Старт/Стоп (БКАЭС-50, БАЭКТ-50)
  • Щит управления с дистанционным запуском по сухому контакту – системой Старт/Стоп к существующему АВР на объекте заказчика – цифровой дисплей русифицированный на базе контроллера «Huegli Tech» HT-GC-315 Швейцария, или InteliLite NT «ComAp» Чехия. Устройство автоматического ввода резерва АВР (на объекте заказчика имеется собственный АВР) предназначено для восстановления питания потребителей путем автоматического присоединения резервного источника питания при отключении рабочего источника питания, и автоматического восстановления основного питания при восстановлении рабочего источника питания:
  • автоматический запуск, предусматривает запуск после пропадания входной сети либо выхода напряжения за установленные пределы. ДЭС оснащен статическим зарядным устройством АКБ и подогревателем охлаждающей жидкости, питающимся от основной сети, и находящимся в режиме горячего резерва. После восстановления основной сети подаётся команда на блок коммутации нагрузки или переключения нагрузки на основную сеть, отключается и переводится в дежурный режим.
  • пульт управления предназначен для контроля и управления дизельными электростанциями и обеспечивает следующие операции: запуск, останов, аварийная защита (путем ее останова) с сигнализацией причины аварийного состояния, контроль и индикацию параметров по данным датчиков:
  • линейных напряжений генератора, токов нагрузки генератора по каждой фазе, частоты тока генератора, активной мощности, напряжения аккумуляторной батареи, давления масла, температуры охлаждающий жидкости, уровня топлива, времени наработки, контроль обрыва датчиков температуры, давления.
Система удаленного мониторинга БКАЭС-50 (БАЭКТ-50)
  • Система удаленного мониторинга и управления БАЭКТ-50 (БКАЭС) – Интерфейсный модуль RS-485/232. Интерфейсный модуль 485 предназначен для преобразования электрических сигналов ведущего устройства с интерфейсом RS232, в сигналы интерфейса RS485 предназначенных для удалённых устройств (ведомые устройства) в режиме полудуплекса. Преобразователь позволяет организовывать связь между персональным компьютером, используя стандартный COM-порт, и устройствами, оборудованными интерфейсом RS485. Преобразователь интерфейса 485 используется для построения сетей, предназначенных для контроля и управления различными устройствами. Прибор позволяет подключать до 256 устройств, имеющих свой уникальный сетевой адрес. Протокол обмена данными в сети не влияет на работу прибора, направлением потока данных управляет сигнал RTS ведущего устройства.
Параллельная работа – синхронизация БКАЭС-50 (БАЭКТ-50)
  • Параллельная работа синхронных генераторов БАЭКТ-50 (БКАЭС) между собой и синхронизация с централизованной сетью. Под параллельной работой ДГУ-50 БКИ (ДЭС-50 БКИ) понимается выработка электроэнергии двумя или более агрегатами на общую нагрузку и синхронизация с централизованной сетью. Условие для параллельной работы – это равенство частоты, напряжения, порядка чередования фаз и углов фазового сдвига на каждом ДГУ-50 БКИ (ДЭС-50 БКИ). Общая нагрузка при параллельной работе – синхронизации генераторных установок будет распределяться пропорционально их номинальным мощностям только в том случае, если их внешние характеристики, построенные с учетом изменения скорости вращения первичных двигателей ДВС в зависимости от относительного значения тока будут одинаковы.
  • Параллельная работа с сетью обеспечивает увеличение общей мощности электростанции, повышает надежность энергоснабжения потребителей и позволяет лучше организовать обслуживание агрегатов. Электрические станции, в свою очередь, объединяют для параллельной работы в мощные энергосистемы, позволяющие наилучшим образом решать задачу производства и распределения электрической энергии. Таким образом, для синхронной машины, установленной на электрической станции или на каком-либо объекте, подключенном к энергосистеме, типичным является режим работы на сеть большой мощности, по сравнению с которой собственная мощность генератора является очень малой. В этом случае с большой степенью точности можно принять, что генератор работает параллельно с сетью бесконечно большой мощности т. е. напряжение сети Uc и ее частота fc являются постоянными, не зависящими от нагрузки данного генератора.
  • Включение дизель-генератора ДГУ-50 БКИ (ДЭС-50 БКИ) на параллельную работу с сетью: В рассматриваемом режиме необходимо обеспечить возможно меньший бросок тока в момент присоединения генератора к сети. В противном случае возможны срабатывание защиты, поломка генератора или первичного двигателя.

Утепленный блок-контейнер типа Север, Север-М, Тайга, Энергия, Арктика (конструкция и описание контейнера БАЭКТ-50, БКАЭС-50)

  • Утепленный блок-контейнер типа «Север» (блок-бокс):
  • силовой металлический каркас (швеллер 120 мм, уголок 100х100 мм), стены выложены из утеплителей сэндвич-панелей толщиной до 100 мм, или из профилированного оцинкованного металлического листа, применением теплоизоляционных материалов, пароизоляция, гидроизоляция, утеплитель базальтовая плита, потолок утеплен и обшит оцинкованным листом, пол утеплен и покрыт рифлёным листом толщиной не более 4 мм;
  • утепленный блок-контейнер северного исполнения предназначен специально для работы в экстремальных климатических условиях, так как конструкция и применяемый утеплитель обеспечивает эффективную эксплуатацию в диапазоне температур от -50°С до +50°С;
  • влажность: до 98% при + 25°С;
  • наклон относительно горизонтальной плоскости: до 10 градусов;
  • запылённость воздуха: до 0,01 г/м 3 ; (до 0,5 г/м 3 ; не более 3 часов);
  • звуковое давление не более 70 dBA;
  • степень огнестойкости: II, III, С1 согласно СНиП 2.01-85, СНиП 21.01-97;
  • пожарная категория: В2 (по НПБ 105-03);
  • снеговой район: IV, V (СНиП 2.01.07-85);
  • ветровой район: IV, V;
  • сейсмостойкость: до 9 баллов;
  • срок службы: не менее 20 лет;
  • основа блок-контейнера — силовой металлический каркас, обеспечивающий достаточную жесткость для транспортировки.;
  • в верхней части боковых стоек и на основании расположены специальные рымы, позволяющие перемещать блок-контейнер;
  • стены и крыша контейнера изготовлены из сэндвич-панелей толщиной до 100 мм, или из профилированного оцинкованного металлического листа, применением теплоизоляционных материалов, пароизоляция, гидроизоляция, утеплитель базальтовая плита. Внутренний и наружный лист сэндвич-панелей выполнен из оцинкованной стали с порошковой окраской, а в качестве наполнителя используется прессованная базальтовая вата. Монолитная конструкция панелей, изготовленных в заводских условиях, обеспечивает прочность стен и крыши контейнера;
  • основанием контейнера служит сварная рама с днищем из металлического листа, способная выдерживать оборудование весом в несколько тонн;
  • все остальные элементы блок-контейнера (окна, двери, система обогрева, вентиляция и т.д.) выполняются в зависимости от цели его использования. Все системы, которыми оборудован блок-контейнер, спроектированы для обеспечения его правильной и безопасной эксплуатации;
  • температура внутри контейнера должна быть оптимальной для нормальной работы оборудования. В нем предусмотрена система вентиляции и вывода отработавших газов, а также система внутреннего обогрева;
  • внутреннее пространство контейнера оборудовано системой освещения, которая питается от аккумуляторных батарей или от внешней сети, если она есть на объекте;
  • блок-контейнер обязательно оборудуется пожарно-охранной сигнализацией, которая срабатывает при превышении допустимой температуры и при проникновении в контейнер посторонних лиц.
  • входная дверь;
  • люк ввода-вывода силовых и контрольных кабелей;
  • цвет RAL 5005 синий или согласно требованиям заказчика;
  • габариты блок контейнера (ДхШхВ) 3000 х 2350 х 2500;
  • общий вес 2850 кг;

Оснащение блок-контейнера БКАЭС-50 (БАЭКТ-50)

  • Блок-контейнер типа «Север» (блок-бокс) оснащён следующими системами:
  • клапаны рабочей вентиляции для оттока и притока воздуха выполнены из алюминиевого профиля и имеют электропривод для автоматического срабатывания. Автоматическая система приточно-вытяжной вентиляции. Система приточно-вытяжной вентиляции на основе жалюзи с электроприводом. Технологическая система вентиляции обеспечивает вентиляцию, а также необходимый температурный режим при работе газоэлектростанции (газогенератора) ГПУ. Состоит из впускного и выпускного алюминиевого клапана с организованной герметизацией, электроприводов и наружных жалюзи обеспечивающих защиту клапана от механических повреждений.
  • алгоритм управления клапанами: При неработающей ГПУ впускной и выпускной клапаны закрыты. После запуска ГПУ (появлении напряжения на выходе) выпускной и впускной клапан открываются. При подаче сигнала «пожар» от системы пожарной сигнализации впускной и выпускной клапаны автоматически закрываются.
  • АСПТ – автоматическая система пожаротушения с порошковым исполнительным элементом типа «Буран-2,5»;
  • ОПС – система охранно-пожарной сигнализации с возможностью автоматического и ручного пожаротушения с применением модуля автоматического порошкового пожаротушения. Штатно в контейнере электростанции устанавливается охранно-пожарная сигнализация (12В) на основе пожарных дымовых оптико-электронных извещателей и пожарных ручных электроконтактныхизвещателях, магнитоконтактных и оптико-электронных охранных извещателей, с звуковым оповещателем, с охранно-пожарным световым извещателем над входной дверью;
  • огнетушители ОУ-2 – 2 шт.
  • ЩСН – щит (система) собственных нужд. Штатно освещение контейнера электростанции выполнено двумя настенными светильниками – 24 В, и двумя настенными светильниками – 220 В (работающими от основной сети либо от генераторной установки). Выключатель освещения находится внутри контейнера;
  • настенный электроконвектор или масляный радиатор 1,5 кВт (для поддержания температурного режима в контейнере) – 2 шт.
  • система газовыхлопа контейнера для электростанции имеет компенсатор линейного растяжения, теплоизолированный трубопровод, предусмотрен быстрый демонтаж глушителей шума.
  • комплект аккумуляторных батарей АКБ (2 шт.). Предназначены для питания стартера первичного двигателя, системы пожарно-охранной сигнализации, а также системы рабочего и резервного освещения.

Условия поставки и порядок расчетов БАЭКТ-50 (БКАЭС-50):

  • предоплата 30% от общей суммы товара, для принятия заказа в производство
  • доплата 70% производится по факту готовности товара к отгрузке
  • срок отгрузки АД-50С-Т400-1РН(2РН) в течение 7-10 дней с момента зачисления предоплаты 30%
  • гарантийный срок эксплуатации составляет 18 месяцев с момента продажи или 12 месяцев с момента ввода в эксплуатацию или 3000 моточасов в зависимости от того, что наступит ранее.

Купить дизельный генератор 50 кВт (63 кВА) в блок-контейнере типа Север по выгодной цене вы можете используя наши преимущества:

  • простота подбора;
  • выполнение заказа в короткие сроки;
  • выгодные условия оплаты;
  • оперативная доставка;
  • пусконаладочная работа;
  • большой ассортимент видов исполнения;
  • цвет RAL по согласованию с заказчиком;
  • приемлимая цена;
  • гарантийный срок 18 месяцев или 3000 м/ч

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *