Что такое эффект эхо
Перейти к содержимому

Что такое эффект эхо

  • автор:

Электронный ревербератор (эффект “эхо/объемный звук”)

Электронный ревербератор BM2061 (NM2061) – это устройство обработки звука, при помощи которого можно придавать фонограмме эффекты “эха” и “объемного звука”. Предусмотрена возможность регулировки задержки сигнала до 100 мс. В качестве входного источника сигнала можно использовать линейный выход звуковоспроизводящего устройства или микрофон. Ревербератор послужит основой для самодельного усилителя-караоке! Устройство имеет небольшие габариты, малое потребление тока, прост в сборке и настройке.

Общий вид устройства представлен на рис.2, схема электрическая принципиальная – рис.3.

Мастер Кит Электронный ревербератор (эффект “эхо/объемный звук”)

Технические характеристики

Напряжение питания: 9–12 В
Ток потребления: 20 мА
Частотный диапазон: 100–12000 Гц
Выходной сигнал: 250 мВ
Размеры печатной платы: 64х56 мм

Мастер Кит Электронный ревербератор (эффект “эхо/объемный звук”) Общий вид устройства ревербератор звука BM2061 мастер кит

Рисунок 2. Общий вид устройства

Рисунок 3. Схема электрическая принципиальная

Ревербератор состоит из двух объединенных блоков: блока предусилителя и блока самого ревербератора.

Блок предусилителя выполнен на ОУ 4558 или 358 (DA1). Коэффициент усиления выбран около 40 дБ (определяется отношением R10/R7) в расчете работы предусилителя напрямую с микрофоном. Если в качестве источника сигнала используется линейный выход звуковоспроизводящего оборудования (250 мВ), рекомендуется снизить коэффициент усиления до 6 дБ (резистор R7 = 22 кОм). Потенциометр R11 предназначен для регулировки уровня сигнала, снимаемого с предусилителя. При использовании электретного микрофона переключатель SW1 необходимо замкнуть, а при использовании динамического микрофона – разомкнуть.

Блок ревербератора выполнен на базе специализированной ИМС HT8970, состоящей из дельта-модулятора/демодулятора, необходимых фильтров, генератора и участка памяти емкостью 20 Kb. ИМС может работать в одном из двух режимов — «эхо»(echo) или «объемный звук»(surround).

При использовании эффекта «эхо»(echo) необходимо установить все электронные компоненты согласно перечню и принципиальной схеме. Потенциометром R13 устанавливается время задержки эффекта «эхо», а R23 определяет глубину эффекта (глубина обратной связи). Переключатель SW2 необходимо замкнуть, а SW3 необходимо перемкнуть джампером в положении 1-2.

При использовании эффекта «объемный звук»(surround), переключатель SW2 необходимо разомкнуть, а SW3 необходимо перемкнуть джампером в положении 2-3. Или просто не устанавливать элементы С22, С23, С24, R23 и R18. Потенциометром R13 устанавливается время задержки эффекта «объемный звук».

Напряжение питания подается на контакты Х3(+), Х4(-). Микрофон (лин. выход) подключается к контактам Х1(+), Х2(-).

Устройство имеет стандартный линейный выход (разъем XP1 – тип “тюльпан”). К нему можно подключить, например, усилитель мощности или последующий каскад обработки сигнала.

Конструктивно ревербератор выполнен на печатной плате из фольгированного стеклотекстолита с размерами 64х56 мм. Конструкция предусматривает установку платы в корпус, для этого на плате имеются монтажные отверстия под винты 2,5 мм.

Для удобства подключения питающего напряжения и источника сигнала на плате предусмотрены посадочные места под штыревые контакты или клеммные винтовые зажимы.

Чертеж печатной платы приведен на рис.4 и рис.5. Перечень элементов — в таблице.

Рисунок 4. Чертеж печатной платы (вид сверху)

Рисунок 5. Чертеж печатной платы (вид снизу)

Таблица. Перечень компонентов

Позиция Номинал Количество
C1 0,47 мкФ 1
C2 0,68 мкФ 2
C3, С8, С12 220 мкФ/16. 25 В 3
C4 1 мкФ/16. 25 В 1
C5 22 мкФ/16. 25 В 1
C6 39 пФ 1
C7, C11, C15, C16 0,1 мкФ 4
C9, C11, C15, C16 4,7 мкФ/16. 25 В 4
C13 5600 пФ 1
C17, С18, С21 560 пФ 3
C19, С20 0,047 1
С22 0,033 1
C24, С25 10 мкФ/16. 25 B 2
DA1 4558/358 1
DA2 78L05 1
DA3 HT8970 1
R1, R15, R16, R20 10 кОм 5
R2, R4, R5, R8, R24 4,7 кОм 5
R3, R9 1 кОм 2
R6, R10 47 кОм 2
R7 560 кОм 1
R11, R23 22 кОм 2
R12 100 кОм 1
R13 47 кОм 1
R14, R19, R21, R22 15 кОм 4
R17 12 кОм 1
R18 13 кОм 1
Микрофон электретный 1
Видеоразъем K366G(RP4) 1
Штыревой 2-контактный разъем PLS-40 1
Штыревой 3-контактный разъем PLS-40(RP4) 1
Съемная перемычка (джампер) 1
Клеммный 2-контактный разъем ED500V-2*5 2

Материал опубликован в журнале Левша 2004`11.

Реверберация и эхо: В чем разница?

Разница между реверберацией и эхо может сбить с толку. Часто мы выбираем то или иное, основываясь на интуиции или предчувствии. Но микширование без цели и видения — это как строительство дома без схемы. Вы добавляете что-то, и это может работать, но вы не имеете ни малейшего представления о том, к чему вы идете. Однако никому не нужен дом, в котором спальни находятся внизу, а кухня — наверху. Он не служит своей цели. То же самое касается и микширования: вы можете добавить реверберацию там, где эхо могло бы сработать лучше, и наоборот.

Именно поэтому мы считаем необходимым продолжить статью » Эхо против задержки «, чтобы убедиться, что мы полностью раскрыли разницу между аудиоэффектами, основанными на времени.

Прочтение этой статьи даст вам более глубокое понимание эха и реверберации. Это сделает вас лучшим звукорежиссером и улучшит процесс мастеринга. Неважно, работаете ли вы звукорежиссером или даже видеорежиссером, мы хотим убедиться, что вы получите знания, которые помогут вам добиться единства звучания различных записей. Очень важно убедиться, что ваши конечные звуки будут именно такими, какими вы хотите их видеть.

Что такое Эхо?

Эхо — это более тихое, отчетливое и разделенное во времени повторение звука, возникающее в результате его отражения от твердой поверхности и возвращающееся к слушателю. Это явление обычно происходит, когда между слушателем и поверхностью есть достаточное расстояние. Таким образом, возвращение звука происходит позже исходного. Это расстояние очень важно для получения нужного нам эффекта эха. Запись в большой комнате с дальней стеной отражает более длинное эхо, в то время как запись в маленькой комнате с ближней стеной отражает более плотное эхо.

Где мы можем услышать эхо?

В реальной жизни вы можете легко найти эхо в природе. Будь то каньон или гора, каждому из нас хотя бы раз доводилось кричать там, чтобы услышать ответ через пару секунд. Это может быть как желательный аудиоэффект, как в сонарах и музыкальном производстве, так и нежелательный, как в телефонных системах.

В современных DAW мы можем эмулировать это природное явление с помощью плагина, который предоставляет нам множество эффектов эха на выбор. Размещение микрофона по-прежнему очень важно, если комната не звукоизолирована.

Как лечить эхо?

Звук легко поглощается мягкими поверхностями. Хитрость уменьшения эха заключается в том, чтобы избавиться от как можно большего количества твердых поверхностей перед записью музыки. Попробуйте использовать мягкие поверхности, которые хорошо поглощают звук. Для пола прекрасно подойдут ковры и ковровые покрытия. Покрытие твердых стен акустическими панелями — это выбор любого уважаемого продюсера для поглощения звука. Что касается потолка, то акустические облака — очень полезные поверхности, подвешенные параллельно и со смещением от него. Эти приемы позволят вам услышать только те отражения, которые вы хотите услышать, или не услышать их вовсе.

Что такое реверберация?

Реверберация — это короткие звуковые отражения, возникающие в результате отражения звуковых волн от твердой поверхности к другой. Обычно мы слышим реверберацию в небольших помещениях, где отражения отражаются от нескольких поверхностей так быстро, что нагромождаются друг на друга. Так возникают странные, но приятные искажения, которые вы слышите, когда поете в душе.

При записи музыки или даже при живом исполнении реверберация делает песню более живой. Она придает ей больше красок. Отличный пример — рок-песни, где каждый продюсер добавляет ревербератор, чтобы придать песне дополнительный сок. Реверберацию можно использовать, когда мы перезаписываем трек с разными микрофонами отдельно от остальных. Реверберация объединяет звуки, как будто все было сделано в одно время и одним и тем же способом.

Где мы можем услышать реверберацию?

Как правило, в тесном пространстве, например в душевой или небольших студийных комнатах. Тем не менее, звук реверберации также можно встретить в спортзалах, ресторанах и многолюдных местах. Ведь когда звук смешивается с другими шумами, он создает тот же эффект коротких отражений, наслаивающихся друг на друга.

Как обращаться с реверберацией?

Эффект реверберации желателен для музыкального микшера, он помогает создать пространство в треке. Однако для записи речи, например в подкастах, рекомендуется использовать акустическую пену, чтобы придать помещению мертвый звук. Когда короткие звуковые отражения накладываются только на речь, это создает шумный микс.

Реверберация — это просто задержка?

Технически, реверберация — это тип задержки, когда вы начинаете слышать отражения одновременно, в лучшем случае на миллисекунду позже. Оригинальный звук и отраженный шум достигают вашего уха одновременно. Задержка обычно возвращается через миллисекунды после исходного звука. В природе для их возникновения требуется совершенно разное пространство.

Реверберация — это то же самое, что и эхо?

Эхо по-прежнему часто используется для обозначения реверберации, однако она не совсем похожа на эхо. Последнее — это более длительное отражение звука, чем первое. Это подводит нас к важному различию, которое мы всегда должны иметь в виду при микшировании звука.

Разница между реверберацией и эхо

Эхо и реверберация — практически одинаковые понятия. Оба они представляют собой основанные на времени аудиоэффекты, возникающие в результате отражения звука от твердых поверхностей. Разница между реверберацией и эхом заключается во времени. Эхо — это долгое отражение звука от далекой твердой поверхности, в то время как реверберация имеет гораздо более короткое время отражения. Или, в данном случае, время реверберации. Звук отражается от близлежащей поверхности к другой вокруг слушателя.

Если, например, я запишу предложение в сухом виде и добавлю к нему эффект эха, мы услышим отражение после того, как я закончу оригинальное предложение. Если же я решу добавить реверберацию, мы почти мгновенно услышим обратную связь еще до того, как я закончу первое слово. Таким образом, реверберация и эхо — не такие уж разные вещи. Вот забавный эксперимент: Если вы зайдете в свою DAW, возьмите эффект эха и уменьшите время его отражения. Вы достигнете момента, когда он превратится в реверберацию.

Одинаково ли действуют реверберация и эхо?

Добавление реверберации в комнату создает ощущение простора. Она дает звуку больше пространства для блуждания и помогает сгладить различия между разными треками. Добавление эха создает динамическое подтверждение с более тихим, но слышимым повторением сигнала. Он возвращается, чтобы прилипнуть к уху слушателя. Следите за временем отражения: эхо, которое возвращается слишком поздно, становится раздражающим. Все дело в балансе.

Что лучше — реверберация или эхо?

Дело не в том, кто из них лучше, а скорее в том, какой цели служит каждый из них. Возьмите любую песню без реверберации, и вы почувствуете недостаток пространства и простора. Возьмите песню без эха, и вы почувствуете недостаток динамики.

Когда использовать эхо?

Эхо — отличный способ создать повторы звука с точным интервалом. Вы можете использовать его, чтобы создать динамику в треке или просто подтвердить определенную часть песни, чтобы она запомнилась слушателю.

Когда использовать реверберацию?

Реверберация необходима для придания глубины вашему миксу. Кроме того, его использование в треке придает ему плавное непрерывное расширение звука. С его помощью можно придать песне некую необъятность. Он делает песню трехмерной.

Какой из них использовать первым при комбинировании?

Эти два аудиоэффекта, основанные на времени, обычно располагаются в конце сигнальной цепи, где эхо идет перед реверберацией. Если реверберацию поместить перед эхом, то эхо будет звучать грязно, поскольку вы буквально воспроизводите слои эха (реверберации).

Заключение: Разница заключается в цели.

И снова, микширование — это воплощение вашего видения в жизнь. Объективно, оба аудиоэффекта хороши и творят чудеса со звуком. Однако все зависит от того, чего вы хотите добиться, и какой инструмент поможет вам лучше всего реализовать задуманное.

Оживите свои песни профессиональным качеством мастеринга за считанные секунды!

Как сделать эффект визуального эха

Эффект эха на видео позволяет отобразить визуальный след от объекта, который перемещается в кадре, или создать впечатление очень быстрого движения. На фото подобный эффект часто называют эффектом длинной выдержки.

В этой инструкции мы расскажем, как сделать такой эффект в бесплатном видеоредакторе VSDC (только для Windows ПК).

Шаг 1. Импортируйте видео в редактор

Запустите редактор VSDC на компьютере и импортируйте видео, к которому вы хотите применить эффект. Вы можете использовать опцию Импортировать контент на стартовом экране или просто перетащить видеофайл на сцену с рабочего стола.

Шаг 2. Конвертируйте видео в спрайт и активируйте фильтр эха

В VSDC фильтр эха доступен на уровне спрайта, поэтому на следующем этапе вам необходимо конвертировать видео в спрайт. Для этого используйте комбинацию горячих клавиш Ctrl + P или же щёлкните правой кнопкой мыши по файлу и выберите опцию Конвертировать в спрайт.

Конвертация видео в спрайт в редакторе VSDC

Затем перейдите в Окно свойств справа и задайте следующие параметры настроек:

  • Использовать как контейнер – Нет
  • Показывать эффекты – Да
  • Залить фон – Нет
  • Применить фильтр Эхо – Да

Используйте опцию предпросмотра, чтобы увидеть результат с настройками по умолчанию:

Далее мы расскажем о настройках, которые позволят скорректировать полученный эффект эха: например, сделать его более или менее заметным.

Шаг 3. Настройте эффект

Прежде чем мы перейдём непосредственно к настройкам, давайте разберёмся в том, как именно работает эффект визуального эха. Чтобы на экране был виден «след» движения объекта, программа сохраняет кадры из предыдущих моментов и отображает их одновременно с текущим. С появлением каждого нового кадра, предыдущие кадры последовательно угасают. С помощью настроек, которые описаны ниже, вы можете задавать количество видимых кадров, а также метод их наложения друг на друга.

Интенсивность эха

Интенсивность – это параметр, который влияет на скорость угасания сохранённых кадров. Чем выше значение этого параметра, тем сильнее проявляется эффект эха. Например, при значении 100, ни один из сохранённых кадров не угасает до тех пор, пока движущийся объект остаётся виден на экране.

Обратите внимание: для этого параметра можно задать постоянное значение или Начальное и Конечное значения, чтобы интенсивность эффекта увеличивалась или уменьшалась со временем.

Режимы смешивания

Режим смешивания определяет тип наложения кадров и существенно влияет на то, как будет выглядеть эффект.

В меню настроек доступны три режима смешивания:

  • Наложение – каждый последующий кадр объединяется с предыдущим путём наложения; этот режим производит наименее интенсивный эффект эха
  • Растяжение – отображение кадров происходит при максимальных значениях; этот режим производит наиболее интенсивный эффект эха
  • Размытие – смешивание кадров происходит на основе альфа-канала; этот режим производит эффект эха, более близкий к эффекту размытия

Чтобы проиллюстрировать разницу, мы сравнили разные режимы смешивания на одном и том же видео, при одинаковых значениях интенсивности:

Первые два режима оптимальны для видео с прозрачным фоном и эффектов. Третий режим оптимален для всех остальных типов видео, в которых есть движущиеся объекты.

Обратите внимание: вы можете применять фильтр Эхо к любым эффектам, которые включают движущиеся объекты. К таким эффектам относятся эффект частиц, эффект капель дождя, и даже анимированный эффект тени.

Имейте в виду, что фильтр будет работать только при условии, что эффект также является частью спрайта.

Фильтр «Эхо» доступен в редакторе VSDC, начиная с версии 7.2

Визуальное эхо – это простой, но впечатляющий эффект, который смотрится уместно как в музыкальных видео, так и в фантастических роликах. Хорошая новость в том, что данный фильтр доступен в бесплатной версии VSDC.Ю, поэтому вы можете скачать редактор и оценить его на практике прямо сейчас!

Если у вас появились вопросы по работе с программой, напишите нам на Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. или отправьте сообщение в Twitter на аккаунт @Flashintegro.

Эффект эхо-камеры как проявление принципа самоподобия в социальных сетях

Ссылка для цитирования: Замков А.В. Эффект эхо-камеры как проявление принципа самоподобия в социальных сетях // Медиаскоп. 2019. Вып. 2. Режим доступа: http://www.mediascope.ru/2548
DOI: 10.30547/mediascope.2.2019.7

© Замков Андрей Владимирович

научный сотрудник проблемной НИЛ комплексного изучения актуальных проблем факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова (г. Москва, Россия), zamkov.andrey@mail.ru

В данной статье предпринята попытка с системно-теоретических позиций проанализировать внутренний механизм самоорганизации эхо-камер в социальных сетях. Проводится сравнение различных теоретических и эмпирических подходов к исследованию явления эхо-камер как резонансных эффектов коммуникации. Выдвигается гипотеза о глубинной связи механизма эхо-камер с проявлением принципа самоподобия в социальных системах открытого типа. Предлагается использование фрактальных метрик в качестве нового инструмента анализа эхо-камер.

Ключевые слова: социальные сети, эхо-камеры, самоподобие, фракталы, размерность.

Массовое внедрение технологий с функцией геолокации открыло новый этап процесса трансформаций медиасферы, в которой возникла особая среда коммуникации − пространственное поле данных. В каждой точке этого поля мобильные участники коммуникации получили прямой доступ к множеству потенциальных контактов, маркированных координатами пространства-времени. В условиях непрерывных цифровых трансформаций «аудитория совершенно иным образом выстраивает свои взаимоотношения с новыми/цифровыми медиа (Интернетом и социальными сетями) по сравнению с традиционными» (Вартанова, 2018: 15), что делает теоретическую работу по осмыслению цифровых медиа крайне актуальной.

В частности, заполнение медиапространства цифровой паутиной социальных сетей наделяет его растущим потенциалом межперсональной и групповой коммуникации. По мнению медиатеоретика Скотта Маккуайра (2018), цифровые социальные сети – это модель общественного пространства городов будущего. Эффекты их воздействия на человека он сравнивает с виртуальными «машинами пространства-времени». Они трансформируют старые и создают новые представления о пространственно-временных отношениях, в частности многомерных. Так, например, генерация сетей все более высокой размерности усиливает внешний «рефлексивный мониторинг действия» (Гидденс, 2011: 153) в повседневной жизни индивида.

С увеличением частоты коммуникативных операций повышается вероятность непредсказуемых контактов. Это могут быть как рисковые связи, которые легко возникают в некоторых социальных сетях, например в хакерских сообществах, так и «нейтральные» связи сетевых сообществ. Одним из наиболее ярких примеров самоорганизации таких сообществ являются так называемые эхо-камеры и родственные им сетевые эффекты вроде «пузырьковых фильтров», массовых реакций на фейковые новости и др.

Строго говоря, теоретическое осмысление подобных явлений требует их анализа с позиций системной теории медиа, разработка которой только намечается (Вартанова (ред.), 2019: 3−6). Сегодня наиболее близкой общенаучной парадигмой такой теории является концепция открытой системы, успешно ассимилированная такими теоретиками медиа, как Никлас Луман (2007). Поэтому в настоящей статье роль основного объясняющего принципа играет самоподобие как универсальная характеристика поведения открытых систем.

Явление эхо-камеры и подходы к его исследованию

Эхо-камера представляет сложный феномен спонтанного образования устойчивых форм сетевого общения. Он возникает благодаря избирательной коммуникации в социальной группе. Данный эффект вызвал повышенный исследовательский интерес в связи с цифровизацией социальных сетей. Однако исторически одним из первых объяснений избирательного поведения независимо от «цифровых» эхо-камер является теория «зеркального Я» социолога Чарльза Кули (1994: 320–321). Согласно воззрениям Кули,каждый индивид обладает врожденным чувством самоидентичности. Это чувство заставляет его искать контакт с другим лицом – «зеркалом Я». Отражая самооценку индивида, видение другого лица усиливает ее. Теория «зеркального Я» объясняет, в частности, механизм спонтанного образования первичных общностей – диад, триад и малых групп, лежащих в основе более общих социальных систем. В естественной среде коммуникации «зеркальное Я» носит чисто биосоциальный характер и проявляется локально. Сетевая технология ведет к взаимному усилению многих первичных откликов − своего рода резонансу. Резонансный эффект породил интерес к его более углубленному изучению системными методами.

Сегодня «аналитический мэйнстрим» в изучении социальных систем представлен методами сетевого анализа. Его аппарат включает, в частности, граф-модели, сетевые и статистические метрики, алгоритмы визуализации и т.п. Благодаря универсальности своего языка сетевой анализ позволяет описывать гетерогенные сети произвольной природы (социальной, медийной, технической) в единых терминах ( Pinheiro , 2011). Однако этот аппарат не приспособлен для описания сложных резонансных явлений в эхо-камерах, поэтому ниже будет рассмотрен альтернативный вариант подхода к анализу социальных сетей.

Пространство социальных сетей, в которое смещается межличностное общение, а вслед за ним и медийный дискурс, − «это среда развития виртуальных сообществ, альтернативных реальному обществу» (Попков, Тищенко, 2004: 100), которые стимулируют цифровой отбор наиболее эффективных схем коммуникации. Механизм самоконтроля социальных сетей поддерживается множеством нелинейных обратных связей, которые могут возникать и распадаться случайным образом практически мгновенно. Кроме того этот механизм подвержен влиянию группового подкрепления. Поэтому предсказать появление новых схем коммуникации априори не представляется возможным.

Разные дисциплины исследуют эхо-камеры на разных уровнях анализа (теоретическом, аналитическом, эмпирическом), освещая частные проекции этого многопланового явления. Однако выводы большинства исследований (преимущественно социально-психологического профиля) сходятся на признании ведущей роли фактора социальной гомофилии – отношения подобия (сходства) между индивидом и группой. При этом необходимо заметить, что данный термин несвободен от биологических коннотаций. Поэтому в контексте междисциплинарного подхода более уместно нейтральное понятие гомоморфизма части и целого или, менее формально, отношение самоподобия. В дальнейшем везде, где это не вызывает недоразумений, будем говорить о проявлениях самоподобия. Одна из главных трудностей в изучении самоподобия – это множественность (мультиплетность) форм его проявления. Здесь приводятся примеры некоторых наиболее характерных форм, специфичных для эхо-камер.

На теоретическом уровне основным предметом изучения становятся различные проявления самоподобия в межперсональной сетевой коммуникации. Особенно часто цитируемым исследованием на данную тему служит статья американских социологов ( McPherson , Smith — Lovin , Cook , 2001). По мнению этой группы ученых, разделяющих взгляд Аристотеля на природу социальных связей, любые формы человеческих контактов инициирует частичное подобие социальных портретов участников. Действительно, даже с чисто теоретической точки зрения, смысл понятия «отношение» составляет некий общий атрибут, формирующий реляционные диады – пары индивидов. В плане социальной практики понятию отношения отвечает принцип межперсонального подобия. Он выражается в виде простой формулы: сила межперсональных связей пропорциональна степени сходства их субъектов. Действие этого принципа распространяется на множество гетерогенных отношений − пространственно-временных, семейных, коммуникативных и т.п. Прямым следствием его действия становится гомогенизация межперсональных сетей с точки зрения сходства атрибутов социальных портретов участников. Накладывая взаимные ограничения на социальные миры индивидов, самоподобие может провоцировать, в частности, девиантное восприятие информации, искажение установок, взаимных ожиданий и другого социального опыта. Фактор расового и этнического самоподобия, например, создает наиболее мощные барьеры, сегментирующие пул потенциальных контактов. Диады с низкой степенью подобия проявляют отрицательную валентность персональных предпочтений, ведущую к снижению частоты контактов, взаимному ослаблению и распаду связей. Напротив, географическая близость, семейные и организационные связи, а также гомоморфизм позиций в статусно-ролевой системе создают наиболее благоприятные социальные ниши для зарождения сильных отношений самоподобия.

В аналитическом исследовании динамических моделей эхо-камер, проведенном российскими учеными ( Petrov , Proncheva , 2018), дается следующее рабочее определение этого эффекта. В понимании авторов он проявляется в виде социального шаблона поведения малой группы. Шаблон формируется из единства специфических убеждений и взглядов, отличных от общепринятых. Коммуникативные предпочтения группы изолируют ее контакты с внешним окружением, усиливая влияние внутренних связей. Взаимное подражание воспроизводит и усиливает взгляды и убеждения, формируя виртуальное сообщество. Авторы статьи склоняются также к принятию гипотезы, что сетевые сообщества являются генераторами собственных диалектов, отличных, например, от национального языка общеполитического дискурса.

Среди первичных социальных факторов, вызывающих этот сетевой эффект, наряду с самоподобием выделяется избирательное воздействие сетей и поляризация мнения, т.к. с психологической точки зрения все эти факторы подвержены усилению групповым подкреплением. Однажды возникнув, процессы в эхо-камере поддерживаются благодаря саморефлексии. В цитируемом исследовании поведение эхо-камеры имитируется на модельном примере поляризации общественного мнения избирателей, а ее состояние описывается распределением голосов между двумя партиями. Это состояние устойчивого равновесия, которое интерпретируется как сохранение меньшинством избирателей приверженности своей партии, несмотря на доминирование партии конкурентов.

Среди исследований эмпирического уровня можно выделить две альтернативные точки зрения. Приверженцы одной из них полагают, что влияние эхо-камер на поляризацию мнений сильно переоценено, что ставит под сомнение сам факт существования камер, превращая его в гипотезу, если не в медийный миф. Так, например, по мнению аналитического издания BBC Future, усиление поляризации мнений сетью можно объяснить анонимностью сетевого общения. «Весьма вероятно, что анонимность наших интеракций онлайн позволяет игнорировать чужие взгляды особенно легко, создавая более агрессивное окружение для дебатов». Кроме того низкое давление со стороны внешнего мнения в группе толкает адептов сетевого «нарциссизма» к объединению 1 .

Сторонники другой точки зрения, напротив, приводят различные факты, статистические данные и метрики, подтверждающие возникновение эхо-камер в социальных сетях. Так, ссылаясь на обзоры исследований в этой области, Паоло Манчини (2018) утверждает, что «новизна» современных эхо-камер типична лишь для США, в то время как почти аналогичные явления наблюдаются в Европе уже давно. Они получили известность как «аффилиация медиапотребления», когда круг чтения приверженцев демократов замыкается только на левой прессе, а консерваторов − только на правой. Поскольку посредниками между человеком и обществом в норме служат малые группы, то возникающие в эхо-камерах искажения подрывают возможность открытого дискурса. Появление же Интернета и возможностей виртуального межперсонального общения стимулировало новую тенденцию к зарождению эхо-камер «малого формата» ( Manchini , 2018: 14).

Элементы самоподобия в сетевом ландшафте

Обобщение наблюдений, изложенных в цитированной выше работе М. Макферсона и других исследователей, позволяет выдвинуть рабочую гипотезу о том, что отношения подобия присутствуют не только в масштабе эхо-камеры, но и в макроструктуре социальных сетей (Замков, 2019: 544–545).

В ходе нашего дальнейшего исследования было выявлено даже более широкое проявление этого свойства. Оно пронизывает все уровни организации цифровых медиа, начиная с макроструктуры глобальной паутины (веб) и заканчивая элементами семантических микроструктур контента, который передается по социальным сетям. Системный эффект «наложения» микро- и макроструктур можно интерпретировать как проявление самоподобия в ландшафте социальных сетей.

Действительно, простой подсчет числа элементов, включенных в сетевые взаимодействия, начиная с физического уровня веб и заканчивая уровнем социальных связей пользователей, показывает «взрывное» увеличение числа потенциальных контактов. Этот эффект объясняется наличием нелинейной комбинаторной зависимости между потенциальным пулом контактов и числом участников в социальной группе.

Так, например, согласно статистическим данным за 2018 г., опубликованным веб-сервисом сетевых опросов, число веб-серверов в Сети составило 8,2 млн, число веб-сайтов – 1,7 млрд, а число пользователей социальных сетей – 3,2 млрд 2 .

Вторичный анализ данных показывает, что общее число потенциальных диад в сообществе такого масштаба составляет величину порядка 1018, а число триад – уже около 1027. Это число приблизительно в триллион раз превышает число нервных связей в коннектоме (карте мозга) человека. Поскольку число возможных соединений в группе возрастает с ростом ее размера нелинейно, то и «плотность» связей растет намного быстрее размера. Аналогичная нелинейная закономерность в уплотнении связей потенциальных контактов по мере роста сети прослеживается на всех уровнях и участках Интернета.

Рисунок. Фрагмент карты связей Интернета

Не так давно IT-компания Cisco Systems опубликовала в Сети визуализацию инфраструктуры Интернета 3 . На ней представлены карты соединения узлов на уровне веб-серверов и веб-сайтов. Схемы изображают древовидные и сетевые структуры с хаотическим расположением дуг, узлов и ветвей. «Размер» веб-узлов маркируется с помощью яркости точек. Ключевая особенность этих карт состоит в сохранении хаотического вида изображений при изменении их масштаба в широких пределах. Это важное геометрическое свойство носит название масштабной инвариантности, т.е. независимости формы объекта от масштаба. На рисунке 1 представлен фрагмент одной из таких карт. На нем хорошо просматривается многократно ветвящаяся структура, которая повторяет отдельные элементы в разных масштабах.

В современных междисциплинарных исследованиях (например, в синергетике, теории хаоса и др.) масштабно-инвариантные объекты известны как самоподобные или фрактальные. В широком философском контексте понятие самоподобия интерпретируется как конструктивное разрешение диалектической проблемы единства части и целого. Термин фрактал (фрактальность) является калькой с англоязычного «fraction» (часть, дробь). Он акцентирует внимание на сложных тополого-геометрических свойствах фрактальных множеств, которые проявляются в пространствах с дробной размерностью. Применительно к феномену эхо-камер его можно понимать как самоподобие «цифрового портрета» социальной группы, в котором консолидированы черты индивидуальных портретов участников, связанных частными отношениями подобия. При этом самоподобие группового портрета не является статическим состоянием. Оно формируется итеративно – в процессе многократного повторения «элементарных» операций коммуникации.

Самоподобие фрактала – это топологическое свойство идеального объекта. Поскольку свойства реальных объектов сетевого мира, включая эхо-камеры, искажены случайными факторами (например, шумами), они отвечают математическим идеализациям приближенно. Однако можно ожидать, что совершенствование технологий будет все больше сближать свойства эмпирических фракталов с математическими эталонами самоподобия.

Геометрия фрактальных форм как метод описания эхо-камер

Явления самоподобия и фракталы стали одним из фундаментальных математических открытий ХХ в. Термин «фрактал» ввел в научный обиход американский математик из исследовательского отдела компании IBM Бенуа Мандельброт (1977). Одной из задач, стоявшей перед исследователем, был поиск математического описания турбулентных явлений в атмосфере. Форма завихрений оказалась «плохим» − с точки зрения геометрии − физическим объектом, который не поддавался анализу стандартным математическим аппаратом. Также выяснилось, что сходные нерегулярные свойства присущи многим природным формам – береговым линиям, ландшафтам, облакам и др.

С физической точки зрения, явления такого рода – это продукты взаимодействия любых открытых систем со средой. Значительно раньше объекты аналогичного вида (так называемые «пыль» Кантора, кривые Пеано, «снежинки» Коха и т.п.) были созданы математиками чисто алгоритмическим методом (Пайтген, Рихтер, 1993). Опираясь на визуальное сходство идеальных и реальных объектов, Мандельброт (1977) продемонстрировал существование их моделей сначала в численных экспериментах, затем нашел строгую форму описания и получил простую формулу для вычисления размерностей, которые выражаются дробными числами.

Дальнейшим обобщением этих изысканий стали новые разделы современной геометрии и компьютерной графики, известные как «фрактальная геометрия» – современная составная часть математического аппарата теории открытых систем и теории хаоса (Пригожин, Стенгерс, 1986).

Аналогичные модели пришли и в теорию коммуникации: математические модели хаоса − «фрактальная пыль», например, постепенно замещают традиционные статистические модели шумов и помех Шеннона.

Интересно отметить, что еще в 1930-х гг. прошлого столетия другой американский инженер-математик Габриель Крон (1978), исследуя нелинейные электрические сети, пришел к понятиям самоорганизации, самоподобия и дробной размерности применительно к анализу сетей произвольной природы – информационной, экономической, социальной и т.п. Однако невысокое быстродействие вычислительных машин того времени не позволило ему найти широкое применение своим открытиям. Тем не менее элементы разработанного им аналитического аппарата могут применяться для моделирования социальных сетей.

В конце прошлого столетия теоретические исследования Никласа Лумана (2005, 2007) в области применения общей парадигмы открытых систем к системам медиа стали косвенным стимулом для современного продвижения идей фрактальной геометрии в гуманитарные и социальные дисциплины. Уже известны многочисленные и довольно успешные попытки идентификации нестандартных типов фрактальных структур в области систем культуры (Николаева, 2013), изобразительного искусства (Некрасов, 2014), формальной (комбинаторной) литературы (Бонч-Осмоловская, 2009) и др.

Возникшие на почве цифровизации медиа формальные методы отображения реальности оказались подходящей творческой нишей для комбинаторных экспериментов с контентом. Интернет, например, уже стал онлайн-галереей многочисленных работ «медиаискусства фракталов», которые позволяют визуализировать модельные эффекты самоорганизации и самоподобия в сложных системах самой разной природы (Пайтген, Рихтер, 1993).

Примерно с середины ХХ в. ведутся структурно-математические исследования в области расширения потенциальных возможностей естественного языка и формальной литературы. Одна из целей исследований данного направления состоит в оценке эффектов замещения правил традиционной риторики формальной аксиоматикой (Бонч-Осмоловская, 2016). По мнению авторов этих экспериментов, разумная формализация нарратива ведет к усилению точности и выразительности сложных литературных и публицистических текстов, в частности текстов с вложениями (например, включающих события в событии, рассказ в рассказе и т.п.). В этой разновидности текстов автор демонстрирует возможность проникновения в потенциально бесконечные цепи повторяющихся событий, столь характерные для массовых социальных явлений вроде эхо-камер. Тексты с вложениями − типичные примеры неполных (конечных) языковых фракталов. Они могут встречаться как в аналитической журналистке, например, в виде повторяющихся описаний причинно-следственных связей, свидетельств и т.п., так и далеко за пределами публицистики. Хрестоматийными примерами текстов с фрактальной структурой служат рассказы Х.Л. Борхеса − «Вавилонская библиотека» (1941), «Сад расходящихся тропок» (1941) и др. Данные экспериментов в области литературных фракталов позволяют ожидать радикальных изменений и в робожурналистике. В ближайшем будущем, вероятно, «жесткие» алгоритмы генерации автотекстов уступят место новым фрактальным алгоритмам.

Гуманитарное видение фракталов постепенно расширяет трактовку этого понятия. Изменяется представление о фрактальности как чисто пространственном свойстве. Вводятся новые типы «неклассических» фракталов, например, понятия «концептуальный фрактал», «семантический фрактал» и т.п. На основе расширений понятийного аппарата могут строиться аналитические инструменты и метрики для исследования семантических структур в потоках нарратива, дискурса и т.п., которые циркулируют в социальных сетях. Опыты в этом направлении только начинаются, поэтому результаты пока апеллируют скорее к интуиции и наглядности, чем к высокой строгости. Однако, по мнению Б. Мандельброта (1977), одна из задач фрактальной геометрии состоит в том, чтобы соединить науку с искусством видеть латентные связи систем.

Методы статистики и сетевого анализа, пришедшие из «старых», классических социальных сетей пока остаются главными инструментами исследований новых социальных медиа. При этом взрывной рост объема интернет-трафика в социальных сетях обещает вызвать качественные трудности в решении задач их анализа. Дело в том, что аппарат сетевого анализа основан на граф-моделях сетей. Их матрицы (например, матрица потенциальных контактов), как видно из приведенных выше данных, могут достигать размера порядка 109х109. Обработка массива информации такого размера даже для суперкомпьютеров представляет сложную вычислительную задачу. Она особенно усложняется при необходимости визуализации данных. Поэтому фрактальные метрики и модели, дающие качественные оценки самоподобия сетей, могут стать эффективным аппаратом сетевого анализа возникающих онлайновых медийных эффектов, подобных эхо-камерам. Однако разработка численных примеров, иллюстрирующих эффективность аппарата фрактальных метрик для анализа описанных выше ситуаций, является темой отдельной статьи и предметом дальнейших исследований.

В настоящей работе проведен предварительный междисциплинарный анализ резонансных эффектов коммуникации в социальных сетях − эхо-камер, действие которых рассматривается с точки зрения различных глубинных факторов – внутренних причин данного эффекта. Выдвинутое в качестве рабочей гипотезы предположение, что эхо-камеры есть форма проявления самоорганизации социальной сети, объясняется через редукцию феномена к фактору самоподобия, который определяет сущность поведения социальных систем открытого типа. Основная задача исследования состояла в том, чтобы показать на модельных примерах, что самоподобие − это универсальный принцип, который детерминирует самоорганизацию поведения индивидов в группе на разных уровнях социальной системы – начиная с коммуникативного и заканчивая физическим. Если на коммуникативном уровне самоподобие имеет место в форме социально-психологической гомофилии, то на физическом уровне это инвариант поведения «больших» открытых систем, к которым относится большая часть инфраструктуры Сети. Данное свойство отчетливо визуализируется в виде дробномерных геометрических форм – фракталов. Теоретические положения иллюстрируются рядом примеров и численных данных статистических служб Сети. Кроме того высказывается предположение, что понятие фрактальной размерности можно адаптировать для построения аппарата универсальных сетевых метрик, что открывает перспективу аналитических исследований эхо-камер.

  1. Robson D. (2018) The Myth of the Online Echo Chamber. BBC, April 18. Режим доступа: http://www.bbc.com/future/story/20180416-the-myth-of-the-online-echo-chamber
  2. Netcraft February 2018 Web Server Survey. Режим доступа: https://news.netcraft.com/archives/2018/02/13/february-2018-web-server-survey.html
  3. Entropy and Chaos, 2010. Режим доступа : https://entropychaos.wordpress.com/2010/11/29/media-hunt-6-the-fractal-internet/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *